Фронтовые фотографии ветеранов — степногорцев

Ветераны Великой войны редко имеют в своем фотоархиве военные фотографии: чаще всего было не до того, особенно в первые военные годы. Тем ценнее те немногие фотодокументы, на которых жители Степногорска могут увидеть, как выглядели наши земляки — защитники родины в грозные годы войны — красивые, молодые, сильные. У них, в самом деле, удивительные лица. Клавдия Дорош, Анненкова Ирина, Михаил Блудший, Герасимова Алевтина, Гуща Франц, Ефимов Василий,  Анастасия Полякова, Александр Нагорняк,  Любовь Посохова, Андрей Рыбалко, Никандр Стрельников, Петр Трушин, — вот только несколько имен из тысяч степногорцев, сражавшихся против фашизма.

А вот еще несколько биографий наших ветеранов Блудшего М. А., Евтеева Н. М., Животовой А. Д., Стрельникова Н. И., Дорош К. А. Плюйко П. М., Поляковой А. Г.

Блудший Михаил Андреевич (1925 — 2016)

Блудший М.А.

На вопрос, что помнит из своего детства, Михаил Андреевич отвечает коротко: голод. Чтобы он не умер от голода, старшая сестра брала братишку с собой на сенокос — там колхозников хотя бы кормили жиденькой похлебкой, кое-что перепадало и детям. Немного легче стало только в 1938 году, когда колхозникам выдали по коровенке на каждую семью. К этому времени Михаил уже подрос и вскоре сам стал зарабатывать трудодни, занимаясь выпасом рабочих быков. Но только-только жизнь в селе начала налаживаться, как все надежды перечеркнула война.

В 1941 году из села Парчевка под Атбасаром, где жила семья Блудших, забрали на фронт сразу 76 человек. Шестнадцатилетний Михаил наравне со взрослыми работал на сенокосе, на уборке хлеба. Ему не исполнилось еще и восемнадцати, когда вместе с двумя своими одноклассниками он написал заявление в военкомат с просьбой отправить его на фронт добровольцем.

И в 1943 году трое юношей отправились в Ташкентское пехотно-пулеметное училище. Обучение проходило в ускоренном порядке – фронту срочно требовалось пополнение. Однажды ночью солдат подняли по сигналу «тревога» и повезли в Петропавловск, где формировалась новая войсковая часть. Так Михаил Блудший шагнул за черту, по другую сторону которой начиналась война.

Впервые он заглянул в глаза смерти, когда по пути на Украинский фронт эшелон с новобранцами попал под бомбежку. Свой первый бой выпускники ташкентского училища приняли на Донбассе. Михаил Андреевич вспоминает, как стояли они в окопах перед надвигающимися танками противника: в одной руке винтовка, в другой — противотанковая граната, вот и весь арсенал. Побросали свои гранаты – кто попал, кто промахнулся, а больше воевать нечем. С винтовкой ведь на танк не пойдешь.

Трудно представить себе, что пережили восемнадцатилетние мальчишки, когда грохочущая железная махина «утюжила» их окоп. Танк так разворотил укрепление, в котором вместе с товарищем сидел Михаил Андреевич, что вылезти из него самостоятельно они уже не смогли. Но Михаилу Андреевичу снова повезло: его, контуженного, нашли и откопали бойцы наступающих соединений. А после лечения в госпитале он попал в 57-ой батальон 12-ой штурмовой инженерно-саперной бригады, в составе которой освобождал потом Крым, Молдавию, Румынию, Венгрию, Югославию, Болгарию и вместе с которой встретил День Победы в Австрии

Военные дороги провели Миха­ила Блудшего по Бессарабии, Ру­мынии, Болгарии. Есть в биографии Михаила Ан­дреевича особенные страницы. Од­на из незабываемых историй про­изошла при освобождении Венг­рии. В то время Михаил уже слу­жил бригадным разведчиком. Прежде чем взять Будапешт, на одной из рек нужно было подорвать мост и после выполнения за­дания немедленно сообщить по ра­ции командованию. Наши войска сразу должны были идти в атаку. Выполнять задание отправили группу разведчиков из семи человек во главе с Блудшим.

Командование, в случае ус­пеха, обещало Михаилу звание Ге­роя Советского Союза. Вооружен­ные лишь пистолетами и штурмо­выми ножами, солдаты только на третьи сутки вышли к реке. Днем сидели по горло в воде, ночью осторожно шли. В одну из ночей увидели силуэт моста. Нужно бы­ло снять часового. Михаил на это задание послал одного из солдат, но тот отказался. За такое рас­стреливали на месте, но командир этого не сделал и сам убрал часового. Затем вместе с бойцами раз­ложили 350 кг тола на мосту, по­дожгли шнур и дали ходу с мес­та. После взрыва поднялся шум.

В суматохе потеряли рацию и не смогли доложить о выполнении задания. Один из разведчиков по­гиб, другого ранили. Как добра­лись до своих, Михаил не помнит, очнулся он только в госпитале.

Михаил Андреевич трижды был ранен, но считал, что если руки-ноги целы, значит, можно воевать дальше. Уже в конце войны, в Вене, во время очередной вылазки, его разведгруппа напоролась на фашистов. Случилось так, что во время перестрелки бойцы потеряли Михаила Андреевича из виду и решили, что он погиб, так как знали — живым в плен старший сержант Блудший не сдастся. В родное село полетела похоронка. А он чудом выжил, попал в госпиталь и позже разыскал свой батальон.

Победу Михаил Андреевич Блудший встретил вместе со своей частью у подножия Альпийских гор. Когда в одну из майских ночей раздались залпы орудий по ту сторону гор, а небо осветило яркое зарево, бойцы решили, что там идет бой. А утром поступила команда сняться с позиций и построиться. Перед строем появился генерал и торжественно поздравил бойцов с окончанием войны. Что тут началось! Такого чувства счастья Михаил Андреевич не испытывал больше никогда.

А еще через несколько дней случилось то, что на всю жизнь стало гордостью старшего сержанта Михаила Блудшего. Однажды его и еще 7 человек из разных батальонов 12-ой штурмовой инженерно-саперной бригады вызвали в штаб. К ним вышел командующий — генерал Павлов, лично с каждым поговорил, осмотрел награды, двоих почему-то «забраковал», а остальным сказал: «Ну, ребята, поедете в Москву, на парад. Смотрите, не подведите, как в бою не подводили». И поехал Михаил Андреевич в составе сводного полка 2-го Украинского фронта в Подмосковье. Сначала – многодневная строевая муштра под палящим летним солнцем, и вот он – долгожданный миг торжества советского народа и его доблестной армии над фашистскими захватчиками. В тот день старший сержант Блудший шагал в первом ряду своей колонны и хорошо видел лица всех руководителей страны во главе со Сталиным.

Он вернулся домой только через 6 лет. С женой Марией Степановной, которая является ветераном труда, они вместе уже 64 года, вырастили троих детей, двое из которых тоже стали военными людьми. Особую отцовскую гордость Михаил Андреевич испытывает за своего сына Анатолия — полковника российской армии, которому в свое время сам президент Ельцин вручал орден «За заслуги перед Отечеством».

Николай Минаевич Евтеев (1925 — 1995).

Ветераны

Родился 28 декабря 1925 года. 7 января 1943 года Николай Евтеев был призван в армию и направлен в Ленинск- Кузнецкое пулеметное училище. Было ему тогда 17 лет. После экзаменов  попал в 310 гвардейский полк.  Свое первое боевое крещение Николай Минаевич получил в сентябре 1943 года при форсировании Днепра. Выдали пулемет, начали выдвигаться по команде, и тут первые снаряды, мины, пулеметные очереди. Молодые бойцы не были готовы к бою, даже в военную форму еще переодеться не успели. А тут шквальный огонь: с вражеского берега бьют из всех видов оружия, с воздуха бомбят. Днем было почти темно от гари и дыма. В 5 утра начали штурм села Куцеваловка. Вечером село взяли, а утром при наступлении Николая ранило в голову. За взятие Днепра Н. М. Евтеев был награжден орденом Красная звезда. После войны стал военным строителем. Николай Миневич был одним первых строителей Целинного горно-химического комбината. Он приехал в 1957 году.

Животова Антонина Дмитриевна (1925 —

Животова Ветеран войны

В сборнике стихов степногорских поэтов она написала о себе так: «Деревня, где я родилась (а было это в 1925-м году) утопала в садах, по которым на чужбине тосковали и Тургенев, и Бунин.  В 1941 году окончила 10 классов, «на завтра была война». Ребят сразу отправили на войну, а нас, девчонок – рыть окопы”. А потом немцы заняли родное село, так что вернуться девушке было некуда. Так Антонина в 1942 году попала на войну.  Была санитаркой, медсестрой, столько видела крови… В 1943 г. под г. Косторная была ранена. Потом воевала  на Курско-Орловской дуге, на Днепре, Сандомирском плацдарме, и т. д.
Антонина Дмитриевна закончила войну в Торгао-на-Эльбе. Просила о демобилизации, чтобы в институт успеть. Хотела в медицинский  не успела. Поступила в Орловский Учительский институт, потом Усть-Каменогорский пединститут, где жили с мужем под Зайсаном на китайской границе.
Долго жили на Семипалатинском полигоне. Там написала книгу о работе школы. В Степногорске работала директором школы в колонии, а потом директором школы No 2. Антонина Дмитриевна писала стихи, в местных газетах печаталось немало ее статей о ветеранах войны, она же редактировала книгу Бросок в бессмертие” о степногорцах  ветеранах войны.

Дорош (Менгазиева) Клавдия Александровна (1922).

Дорош ветеран

Родилась в 1922 году, а когда началась коллективизация, ее отец и дед были признаны кулаками, их арестовали и увели — навсегда. Скоро умерла и мать. Клавдия была старшая из троих детей, оставшихся сиротами. Их забрал к себе брат отца, но тетка ругала их дармоедами, и девочка мечтала жить самостоятельно, чтоб не слышать теткиной ругани. Получила паспорт и уехала в Омск. Ей предложили работать почтальоном, согласилась, не раздумывая, хотя тяжело было носить сумку и письмами худенькой девочке. А когда началась война, прислали повестку и ей: на фронте тоже нужны почтальоны. Почти за два года войны армия вполне приспособилась к жизни в военных условиях. В каждой дивизии были свои парикмахеры, сапожники, портные, были вагончики, в которых можно было помыться.

Через 3 месяца их дивизию отправили на Ленинградский фронт. В дороге Клавдия получила боевое крещение: она была контужена во время авиационного налета. Дело обычное, врач сказал, что глухота со временем пройдет. Клавдия осталась в дивизии, и для нее началась фронтовая жизнь. На полуторке, крытой брезентом, девушки-почтальоны объезжали дивизию, собирали почту и везли ее на обменный пункт. Назад везли письма и бандероли для солдат.

Как будто ничего особенного —  не передовая же. Но на войне нет безопасных мест. Не раз почтовая машина попадала под бомбежку. Тогда шофер (хороший был дядька, девчат «дочками» называл) приказывал: «Марш под машину! Я за вас отвечаю!». Переждут под машиной обстрел — и снова в путь.

Всю войну почтальон Клавдия Менгазиева доставляла письма бойцам под Москвой и Ленинградом, в болотах Карелии и на берегах Балтики. При ее появлении бойцы не скрывали своей радости, ведь заветный бумажный треугольник был единственной связью с родными и близкими. Когда Клавдия видела счастливые лица солдат, она гордилась своей службой. И по старинной традиции весело требовала: «Пляши!». Но одно происшествие заставило ее по-новому взглянуть на свою профессию. Было в дивизии немало солдат, которым никто не писал. Они даже не спрашивали, есть ли письма, но в их тоскливые глаза невозможно было смотреть. Среди них был один кавказец. Он никогда не подходил, а тут вдруг подошел.

— А ну, пляши, тебе письмо, — сказала Клавдия, показывая белый треугольник. Боец схватил долгожданное письмо и вдохновенно исполнил кавказский танец.Вдруг Клавдия увидела, как по его мужественному лицу потекли слезы. Радость обернулась горем — в письме бойцу сообщали о том, что его мать и сестру убили немцы. С этого дня Клавдия больше никогда и никого не просила танцевать.

Стрельников Никандр Иннокентьевич ( 1926- 2019).

Стрельников Н.И

Родился в 1926 году. Его родина – маленький забайкальский поселок Борзя в Читинской области на границе с Китаем. В семье Стрельниковых было семеро детей. Родители Никандра Иннокентьевича работали на зажиточного хозяина. А когда началась революция, хозяин сбежал в Китай. Отец работал на колхозном поле – вручную пахал и сеял пшеницу. А мама трудилась дояркой. Когда жизнь, казалось бы, стала налаживаться, в поселке объявились сотрудники НКВД и без объяснений приказали десяткам семей собирать вещи. Людей посадили сначала в одноконные брички, а затем в «телячьи» вагоны и угнали далеко от дома.

Привезли а Казахстан. За что? Посчитали богатыми. Хотя хозяйства — то у них было одна корова и лошадь. Никандр с матерью по селам собирали милостыню – так на подаяниях и жили два года. А потом начался тиф. Отец Стрельникова переболел им и умер. Где его похоронили — близкие так и не узнали. Заболела тифом и мать, но выжила. Когда дети подросли, то наравне со взрослыми работали на полях, на прополке сорняков. А Никандру Иннокентьевичу доверяли даже сеять пшеницу наравне с «аксакалами». В довоенное время Никандр Стрельников успел получить профессию токаря в фабрично-заводском училище.

— Когда началась война, все хозяйство легло на пацанов, — говорит ветеран. – За одну ночь всех взрослых мобилизовали на фронт. Вот нам и приходилось оставаться за старших. Помню, как вечером скирдовали сено, а рядом с нами волки стаями ходили. Мы их отпугивали, стуча по лопате. Да и снега было под два метра высотой – по тоннелям передвигались в колхозе.

А 5 декабря 1943 года Никандру Иннокентьевичу вручили повестку в армию. Когда в Фергане юные солдаты проходили «учебку» и давали присягу, двое парней попытались сбежать, но были пойманы и во время показательного суда расстреляны на глазах у других солдат. Из Узбекистана Стрельников попал на Первый Украинский фронт. Война для него, как и для его молодых сослуживцев, началась прямо под Киевом. Никогда не забудет Стрельников эту дикую бомбежку и полыхающее небо. Наспех соорудив плоты для переправы через Днепр, солдаты все-таки переплыли реку, хоть и потеряли много сослуживцев. А дальше – освобождение от фашистов Киева, Винницы, Тернополя, Кишиневско- Ясского котла. Отряды советской армии прошли через Карпаты, Румынию и Чехословакию, встретив там Третий Белорусский фронт под командованием маршала Рокоссовского. Именно в Чехословакии и получил Никандр Иннокентьевич первую серьезную травму. Отступавшие немцы по традиции минировали поля, а советские саперы сработали не совсем блестяще – оставили одну противотанковую мину, на которой и подорвалась группа советских солдат. Среди них был и Стрельников, очнувшийся с контузией в госпитале во Львове. Именно контузия и стала потом причиной многих болезней ветерана. Победу встречал он в больнице.

Пока наш герой поправлял здоровье, отряд Стрельникова ушел на Дальний Восток «довоевывать» с японцами. А выписанные из госпиталя солдаты, были сформированы в отдельный батальон, который кинули на борьбу с бандеровцами, засевшими на Украине.

— Всю Львовскую область освободили, в Черных лесах банду в полторы тысячи человек уничтожили, на Черновицы повторно пошли, а в городке Куты ликвидировали банду Железняка, — перечисляет Никандр Иннокентьевич, война для которого закончилась спустя два года после ее официального завершения.

В послевоенные годы бывших солдат приглашали на восстановление народного хозяйства, обещая хорошие деньги. Полгода Стрельников валил лес, потом работал токарем. В 1955 году Никандр Иннокентьевич отправился на освоение Целины в Кокчетавскую область, совхоз Целинный.  В начале двухтысячных, после смерти супруги, Никандр Иннокентьевич перебрался в Степногорск.

Плюйко Павел Михайлович (26. 12. 1924).

Плюйко ветеран

Павел Михайлович родился 26 декабря 1924 года в Украине, в селе Ленинское Кролевецкого района Сумской области. Закончил восьмилетку, поступил в ФЗУ г. Краснодона, чтоб стать шахтером. Но помешала война. При приближении немецких войск училище было эвакуировано в Сибирь – в Кемеровскую область, он там успел поработать крепильщиком в шахте, а в 1942 году был призван в ряды Красной Армии. После краткого курса обучения был направлен в 217 пехотную дивизию 829 отдельного артиллерийского дивизиона. Воевал на Курской Дуге, форсировал Днепр у Киева, потом были бои в Винницы. Когда читаешь о тех великих сражениях, в которых сражался Павел Михайлович, понимаешь, что уцелеть в них-огромная удача. А он был фронтовым разведчиком, и, отправляясь в тыл врага, каждый раз не знал, вернется ли с задания.

Однажды батарея, где он служил, попала под гитлеровские танки. Было это в Винницкой области. Чтобы даже «мятое» орудие не попало в руки врага, было решено вывезти лом. Бойцы перевозили его в американском студебеккере, когда противник открыл артиллерийский обстрел. Пришлось укрыться в зарослях деревьев. Здесь вражеский снаряд и настиг молодого парня. Осколок попал в плечевой сустав и разворотил подмышечную впадину. Раненного Павла отправили, за линию фронта — в медсанбат. Оперировавший хирург пообещал, что воевать дальше он сможет, но всё же отлежаться на больничной койке пришлось.
Месяц в госпитале, и снова фронт. Названия фронтов менялись – Украинские, Белорусские. Павлу предстояло пройти по землям Румынии, Венгрии, Чехословакии, Польши.

Победу Павел Михайлович отметил на границе Чехословакии и Германии. Немцам дали время на раздумье и капитуляцию. Ответа не последовало. Тогда советские войска сосредоточили весь артиллерийский огонь на имперской канцелярии. Но на этом война для Плюйко не закончилась. В то время как основные силы нашей Армии продолжали движение вглубь Германии, дивизию, в которой служил Павел, повернули на восток. Пройдя через Чехословакию, остановились в Западной Украине в Карпатах. Там война продолжилась. На этот раз с украинскими националистами  бандеровцами. При отступлении немцы снабдили их оружием, и они просто свирепствовали. И только после того, как враг окончательно сдался, Павел был демобилизован.

После демобилизации закончил Конотопский филиал Харьковского бухгалтерского техникума, и был послан на строительство газопровода Дашава — Киев, т. е. в те места, которые прошел солдатом. Оттуда был направлен на партийную работу в качестве инструктора орготдела райкома партии Сколатского района Тернопольской области. Поработав тут и там, решил уехать на целину. В Казахстане жил дядя первой жены Павла. В 1960 году приехал на станцию Ельтай (недалеко от Макинска). Устроился бухгалтером в колхозе Димитрова. Отработав там полтора года, рассчитался и уехал в Богембайский угольный разрез. Когда и его ликвидировали, пошел счетным работником в ЦГХК. С тех пор так и живет в Степногорске- сначала работал в системе ЦГХК, а затем в отделе сбыта завода «Прогресс», откуда и ушел на пенсию.

Плюйко П.М.

Как и для многих, кого война, целина или строительство казахстанской промышленности привели в Казахстан, и для Павла Михайловича он стал второй родиной, ставшей с годами ближе и роднее первой. Здесь родились и выросли его дети и внуки, а теперь растут правнуки. В 2020 Павлу Михайловичу исполнится 96 лет.

Полякова Анастасия Гавриловна (1.12.1922 — 24.11.2016).

Полякова Анастасия ветеран

Родилась Анастасия в 1922 году в селе Лебяжье, Сталинградской области. До войны успела окончить медицинское училище и уже имела некоторый опыт работы в районной больнице. Но, когда ее призвали на фронт, работа в гражданской больнице показалась ей детской забавой – настолько тяжел был труд медсестер фронтовых госпиталей.
Совсем юные девушки делали все, что требовалось на данный момент: таскали тяжелые носилки с ранеными, разгружали машины, мыли палаты (если можно так назвать приспособленные помещения), топили печки, стирали солдатское белье, простыни и бинты. Бинтов всегда не хватало, и их приходилось использовать по нескольку раз. Но все это лишь в дополнение к основной работе: уходу за ранеными, помощи в операциях, перевязкам, уколам, ночным дежурствам. И все это изо дня в день, каждую минуту, так, что и передохнуть некогда. «Чуть затишье, — вспоминает Анастасия Гавриловна, — где стоишь, там и привалишься к стене. Только забудешься на пару минут, а уже снова зовут – новых раненых привезли. И опять: давай, скорее, бегом, бегом. Сколько вынесли девчачьи худенькие плечи! Ни дня, ни ночи, ни выходных… А лет-то нам было мало кому больше двадцати. Анастасия Гавриловна Полякова, а в сороковых фронтовых еще просто Настена, вместе со своим госпиталем в составе 3-его Белорусского фронта прошла от Волги до Польши. Сколько ран перебинтовала, сколько гипсов наложила – не сосчитать. Еще и кровь сдавала для тяжелораненых вместе с другими медсестрами. А где же тогда было взять доноров?

Полякова А.Г ветеран

Особенно жутко было видеть тех убитых и раненых, которых находили на освобожденных от фашистов территориях. Их изувеченные тела доставали даже из мусорных ящиков. Молодой хирург – начальник госпиталя не вылезал из операционной, старался спасти всех. Не всегда получалось. И хоть, казалось, закаменели девичьи сердца от постоянной боли и крови, хоть, казалось, пересохли глаза от ежедневных смертей, но всякий раз, видя, как умирает очередной безусый мальчишка, не могли сдержать слез. А бывало, рассказывает Анастасия Гавриловна, приходилось и немцам помощь оказывать. Страшно, противно, а куда деваться? Мы ведь не звери. Правда, рядом с нашими солдатами их надолго не оставляли. Сразу после оказания первой помощи за ними приезжали военные и куда-то увозили.

Уже в Польше в самом конце войны, когда их госпиталь попал под обстрел, Анастасия Гавриловна была тяжело ранена осколком снаряда в бедро, но даже тогда она не покинула свой пост. Руки-то целы, значит, хоть что-то можно делать. Лежа в кровати, она продолжала помогать своим девчатам – готовила перевязочный материал.  В один из дней начальник госпиталя объявил общий сбор. Врачи и медсестры подумали, что кому-то из них снова будут вручать награды. И вдруг услышали: «Дорогие мои, война кончилась! Ура!». Это было такое счастье!.. Порадовались, пообнимались – и снова к операционному столу. Их война еще не закончилась. Несколько месяцев госпиталь продолжал принимать больных и раненых, пока его в конце концов не расформировали.

Анастасия Гавриловна вернулась домой. К счастью, семья оказалась цела. Но отдохнуть теперь уже опытной медсестре и тут не дали. Буквально на второй день после возвращения ее снова позвали работать в районную больницу. Потом мирные дороги привели ее сначала в Киргизию, куда направили ее мужа, тоже фронтовика, потом в Казахстан. И везде Анастасия Гавриловна продолжала работать медсестрой. К моменту выхода на пенсию ее общий стаж составлял 51 год, половина этого срока – в Степногорске. До 70 лет Анастасия Гавриловна работала медсестрой в хирургическом отделении городской больницы. Многие из степногорцев побывали в прямом смысле слова в ее заботливых руках.  Этот материал я взяла из статьи Н. Кохановой в «Престиже». Более полная версия есть  на сайте газеты. Можно пройти по ссылке: http://press.ucoz.kz/search/?

Посохова Любовь Федотовна (15. 11. 1920).

Посохова ветеран

Любовь Федотовна родилась 15 ноября 1920 года в Омской области в крестьянской семье, окончила Омское педагогическое училище, стала преподавателем русского языка и литературы. Ей было 20 лет, когда началась война.  «Раз война, значит, нужно идти на фронт и мне», решила девушка. Ее направили сначала на учебу в Новосибирск, где готовили специалистов связи. А потом в звании старшего сержанта она попала на   3-й Украинский фронт в дивизию ночных бомбардировщиков.  Любовь Федотовна со своим экипажем рации  воевала в Ворошиловоградской, Ростовской, Харьковской, Днепропетровской, Одесской областях, в Белгороде, Кривом Роге, Тирасполе, Бессарабии, участвовала в освобождении Румынии, Югославии, Австрии, Венгрии.  Любовь Федотовна награждена Орденом Отечественной войны 2 степени,  боевыми медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За освобождение Украины».  На войне Любовь Федотовна встретилась со своим мужем Петром Посоховым десантником при обороне Сталинграда. Демобилизовалась в 1945 году и приехала на родину мужа в Казахстан. До пенсии работала в школе, а затем в детском саду. В 2020 году Любови Федотовне исполнится 93 года.

Быков Александр Матвеевич (1927)

Ветераны Степногогорска

Александр Матвеевич родился в Орловской области в 1927 году,  а потом с родителями переехал село Приозерное Акмолинской области. В 1944 году был призван ряды Советской Армии. Военную службу проходил на Дальневосточном фронте, в учебном батальоне, пулеметчиком. Был демобилизован в 1951 году. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За Победу над Японией», юбилейными и правительственными наградами. Переехал в Степногорск в 1974 году, работал на РУ-2 ЦГХК. В 2020 году Александру Матвеевичу исполнится 93 года.

К 75-летию Победы я сделала ролик и подготовила материал, который можно найти по ссылке: Старожилы Степногорска — ветераны войны

Еще о наших ветеранах я рассказываю в публикации о городском музее. Вот ссылка: Виртуальная экскурсия в степногорский музей

Я нашла видео нашего телевидения о Дне победы, когда наши ветераны были еще живы.

10 thoughts on “Фронтовые фотографии ветеранов — степногорцев”

  1. Наташа, очень хороший и душевный материал. Что бы там сейчас ни говорили о той войне, память об ее участниках обесценить невозможно. Тоталитарное государство, грязная политика… Они защищали нечто иное, гораздо большее, что и словами-то не выразить… А те, у кого стоит только дата рождения, еще живы?

  2. Спасибо! Прям подарок на 9 мая всем, кто помнит и чтит… Деда своего нашёл там)))))

    Согласно данным Интернета, самым молодым ветеранам в 2017 году исполняется 90 лет. А это означает, что их осталось совсем мало…

  3. Да, у нас таких в городе 14 человек. Я уточняла в акимате

  4. у нас таких в городе осталось всего 14 человек. А про вашего деда- мне жаль, что неизвестно, за что ему дали орден Ленина, это ведь не военная награда. он вам не рассказывал?

  5. а у кого она чистая — эта политика. Тогда не было вопросов: напали- надо защищаться. Другое дело, что можно было бы больше жалеть людей и меньше их положить, но у нас никогда людей не жалели и не жалеют. А вот интересно, если кто-то сегодня нападет, будут так же яростно защищаться?

  6. В газете Комсомольская Правда от 10 апреля 1942 года вышла статья «Бейте врага как снайпер-комсомолец Ф. Гуща». В статье сказано про награждение орденом Ленина за заслуги на фронте как снайпера и автоматчика. У меня оригинал газеты даже сохранился.

    Данный орден давали в т.ч. и за особые заслуги в защите социалистического Отечества, укреплении обороноспособности Союза ССР.

  7. Это все у меня есть, а дед не говорил подробнее? Дочери он не хотел рассказывать про войну, а внуку?

  8. Даже мой опыт показывает. что всегда есть процент людей готовых отдать жизнь за что-то стоящее. Вот возможностей разобраться сейчас больше. Поэтому иллюзию борьбы за свободу поддерживать долго нельзя.

  9. Спасибо, Вам огромное, Наталья Всеволодовна, от ветеранов Великой войны, их родных, детей и внуков за Вашу большую работу — за книгу о ветеранах , за эту праздничную публикацию, за Вашу безграничную отзывчивость на все, что всего дороже людям — благодарную память о минувшем и настоящем нашего города а вместе с ним и страны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *