В Спасском-Лутовиново, на земле Тургенева

Дом- музей Тургенева

Дом-музей Тургенева в Спасском-Лутовиново — одно из знаковых литературных мест России, хотя, честно говоря, жил он там не так много: 4 года в детстве с 1823 по 1827 (а родился и провел первые 5 лет в Орле). Полтора года находился здесь под домашним арестом (в 1852 — 53 годах) после статьи памяти Гоголя, а так больше наездами — из Петербурга, из Франции.  Кажется, в его жизни поместье, доставшееся ему от матери, занимало немного места. Но вот что интересно: при разделе наследства Тургенев отдал брату дом в Москве, очень хорошее поместье, а себе оставил Спасское. Почему он его любил?

Содержание

    1. За что Тургенев любил Спасское-Лутовиново?
    2. Судьба усадьбы
    3. Родители Тургенева
    4.  Детство в Спасском-Лутовиново
    5. Экскурсия по дому и усадьбе
    6. Литературные места в Орле: Бунин, Тургенев, Лесков.   

За что Тургенев любил Спасское-Лутовиново?

Может, оттого, что смолоду пристрастился к охоте, а в окрестностях было много дичи? Тургенева считали одним из лучших охотников России. Вокруг Ивана Сергеевича даже сложился целый охотничий кружок: на охоту сюда приезжали Н. А. Некрасов, А. Н. Островский, А. А. Фет, страстными охотниками были братья Н. Н. и Л. Н. Толстые. Они вместе охотились и в окрестностях, тургеневского Спасского, и Никольско-Вяземского одного из имений Толстых.

А, может, потому он любил эти земли, что именно здесь еще в детстве он погрузился в русскую жизнь с ее сказками, рассказами бывалых охотников, которые учили мальчика распознавать голоса птиц, рассказывали о травах и деревьях.

Именно из, воспоминаний об этих краях, сидя во французском замке Куртавенеле, где рождались его «Записки охотника», Тургенев взял столько удивительных деталей русской жизни, красок пейзажа средней полосы. Эти розовые утра, солнечные блики сквозь тихо шевелящуюся листву, запах скошенной травы, прогретой на солнце хвои и внезапный теплый ливень, и толстые мягкие облака… Хотя есть и другой вариант: может, там и облака, и липы, и тенистые аллеи обычные, как везде, но вот взглянул на них гений — и стали они волшебными и прекрасными.

По этим пейзажам Тургенев скучал во Франции: «Только и думаю о возвращении весной в возлюбленный Мценский уезд… Егорьев день, соловьи, запах соломы и березовых почек, солнце и лужи по дорогам — вот чего жаждет моя душа». 

Судьба усадьбы

Дом Тургенев завещал Полине Виардо, но, конечно, иностранке он был не нужен, и после смерти хозяина долго стоял заброшенным, а в 1906 году сгорел. Парк сильно пострадал во время войны — там стояли немцы и, отступая, все заминировали. Правда, мебель из опустевшего дома дальняя родня писателя вывезла в Орел, так что кое-что уцелело. Но не надо обольщаться: в музее реликвий, связанных с автором «Записок охотника», «Рудина«, «Дворянского гнезда», не очень много. И все же мне очень хотелось попасть в Спасское-Лутовиново. Почему? Я думаю, что самая поэтичная, самая живописная, самая «русская» Россия именно там.

Спасское-Лутовиново

И поэтому, когда моя подруга Оля, у которой дача стояла во Мценском уезде Орловской области, совсем недалеко от усадьбы Тургенева, пригласила меня погостить, я с удовольствием приняла ее предложение. Так, чудесным июньским днем, когда вокруг цвели липы, а на пригорках зеленели могучие дубы, мы отправились в Спасское- Лутовиново.

 Родители Тургенева.

Сразу у входа — храм Спаса Преображения. Он был заложен на месте старого в начале XIX века. Именно здесь в 1816 году венчались Варвара Петровна Лутовинова и Сергей Николаевич Тургенев, родители писателя. В храме хорошо, хотя, как пишут, от старого оформления ничего не осталось Частично его разграбили после революции, а остатки росписи погибли при неудачной реставрации.

Родители Тургенева

Варвара Петровна была личностью незаурядной. Что-то тяжелое было в ее детстве, юности. Известно, что однажды ночью она бежала от матери с отчимом, жила у дяди, скупого старика, тоже несладко ей пришлось. Но после его смерти она из бедной родственницы превратилась в богатую наследницу, владелицу 5 тысяч душ и завидную невесту.

Кажется, печальное детство должно было научить ее ненавидеть деспотизм, но с каким наслаждением она унижала людей! Сколько раз в произведениях Тургенева будет встречаться образ безжалостной барыни, ломающей души и судьбы! И лишь над одним человеком не властна была Варвара Петровна — над мужем.  Сергей Николаевич Тургенев был красавец, любимец женщин. Что пленило его в Варваре Петровне, красотой не блиставший, к тому же старше него, можно только гадать. Может, на какое-то время увлек ее сильный характер, может, те же 5 тысяч душ. Своих-то у него было немного. Впрочем, женившись, от привычек своих не отстал, жена мучилась от ревности, но все ее упреки разбивались о его великолепное равнодушие.

Мальчик Тургенев любил бы отца, если бы тот позволял ему это. Но, иногда приблизив к себе сына, чаще держал его на расстоянии. Об отце, о матери, о себе, Тургенев много лет спустя напишет свою самую автобиографическую вещь —  поэтическую «Первую любовь».

Детство Тургенева

Детство братьев Тургеневых — Ивана и Николая было не очень веселым. Секли каждый день, за любую мелочь, а то и вовсе ни за что. Иван однажды чуть не бежал из дома. Страдал ли Ваня от одиночества в детстве? Любопытно, что рассказывая потом о жизни любимых героев, он обязательно будет отмечать, что родители уделяли им мало внимания.

Когда не станет Сергея Николаевича, Варвара Петровна всю свою любовь обратит на Ванечку. Она будет стараться ему угождать, варить его любимое крыжовенное варенье, на время его приездов на каникулы, она даже станет усмирять свой жестокий нрав, и крепостные, дворня будут радоваться его приезду, потому что в это время над ними не будут издеваться.  А когда, закончив с блеском Петербургский университет, Тургенев отправится в Германию, какие интересные письма будет слать ему мать! И как вяло и неохотно отвечал ей сын!  

Экскурсия по дому и усадьбе

Когда-то в усадьбе было большое здание. В центре — двухэтажный дом с колоннами, от него полукругом отходили галереи, каждая из них заканчивалась деревянным флигелем. В 1839 году случился пожар, сгорело все, кроме одного флигеля. Здание восстанавливать не стали, сделали пристройки к уцелевшему флигелю, так и получилось то, что Тургенев считал своим домом. В 1906 году и он сгорел. Когда в 1976 году решили строить здание для музея, то основывались на старых рисунках и описаниях.  Считается, что таким он и был, даже сиреневый цвет соответствует окраске XIX века.

Дом меня очаровал. Эта кружевная резьба, решетки, увитые цветами. Я снимала его то с одной, то с другой стороны. Нетрудно представить, что в подобных усадьбах жила и Лиза Калитина, и Елена Стахова.

Спсасское-Лутовиново

Внутри фотографировать нельзя. Я оставила фотоаппарат в гардеробе, а потом пожалела: может, хоть одну фотографию разрешили бы… Понимаю, музеи преследуют свои коммерческие цели, надеясь, что народ будет покупать открытки и диски. Но не лучше ли брать деньги за фотосъемку? Так что фото из интернета.

После смерти писателя наследники не захотели жить в Спасском и часть вещей перевезли в Орел. Поэтому, когда в 1968 году, когда отмечалось 150-летие со дня рождения писателя, и дом восстановили, туда вернулись некоторые подлинные вещи писателя. Честно говоря, что подлинное, а что просто из той эпохи, до конца не понятно. Но интерьер воссоздает обстановку дома, где жил писатель.

В столовой стоит огромный дубовый раздвижной стол, за таким сидели и гости Тургенева. На стенах портреты, как предполагают, Ф. Рокотова. А в углу массивные часы их описание встречается в рассказе «Бригадир»: «В углу столовой громадные английские часы в форме башни с надписью «strike — silent (бьют-молчат)».

Очень знаменит огромный диван «Самсон», стоящий в малой гостиной возле столовой. У многих друзей писателя с ним связано много хороших воспоминаний, а я благодаря ему узнала, что, оказывается, Тургенев был огромного роста: 195 сантиметров — никогда бы не подумала! И на Самсоне он мог свободно растянуться.

Кстати, про этот диван писал Тургенев своему другу французскому писателю Флоберу: «Здесь, между прочим, и опасный диван — стоит на него прилечь — и уж спишь. Постараюсь его избегать». А вот цитата из романа «Накануне»: «Увар Иванович почивал в мезонине на широком и удобном диване, получившем прозвище «Самсон».

Кабинет — место, где было создано не одно произведение писателя, поэтому его обустройству он придавал особое значение. Не случайно в письме Флоберу Тургенев прежде всего сообщает о его обстановке: «Мебель отличная. Письменный стол превосходный — и кресло с двойным сиденьем из тростника!» На столе лежит ручка и нож из слоновой кости для разрезания страниц. Считают, что они принадлежали Тургеневу.

Говорят, на столе всегда был идеальный порядок. Как вспоминал Я. П. Полонский, «аккуратность Тургенева не уступала его чистоплотности … Раз он ночью вспомнил, что ложась спать, позабыл на место положить свои ножницы: тот­час зажег свечу, встал и тогда только вернулся в свою постель, когда все уже на письменном столе его лежало как следует. Иначе он писать не мог».

Дом Тургенева

В кабинете на одной стене мы видим портреты Белинского и Щепкина, на другой — портрет отца, Сергея Николаевича.

В красном углу висела старинная икона Спаса Нерукотворного, которая считалась семейной реликвией. По преданию, ее подарил предку Тургенева Иван Грозный, хотя сегодня говорят, что написана она была позднее. Он писал о ней Флоберу: «Передо мной в углу комнаты висит старинная византийская икона, вся почерневшая, в серебряном окладе, виден лишь огромный мрачный и суровый лик — он меня немного угнетает, но я не могу распорядиться, чтобы икону убрали: мой слуга счел бы меня язычником, — а здесь с этим не шутят».

В кабинете Тургенев и ночевал, засиживаясь допоздна за работой. Его кровать находилась тут же, за расписной ширмой. Тургенев вспоминал, что она появились, когда Варвара Петровна приехала из Италии и привезла оттуда альбом с крышкой из деревянной мозаики. Крепостному столяру дали задание изготовить по такому же образцу ширмы. Деревянная мозаика не получилась, но складные перегородки он сделал, и их обтянули шелком.

Еще одна комната, где работал писатель — библиотека. Тургенев читал очень много, причем не только по-русски, ведь он владел французским, немец­ким и английским языками, мог чи­тать по-испански, по-итальянски, по-польски, знал латынь и греческий. Он в подлиннике читал Гете и Шиллера, Байрона и Диккенса, Флобера, Золя и Мопассана, мечтал о том, что переве­дет на русский язык «Дон Кихота» Сер­вантеса.  После смерти Белинского Тургенев купил книги у его вдовы, они стали важной частью его собрания.  В центре комнаты — бильярд. Впрочем, сам писатель не увлекался этой игрой и держал стол для гостей.

О Турге­неве в его время в шутку говорили, что он лучший писатель среди шахматистов и лучший шахматист среди писате­лей. В небольшой комнате «казино» есть шахматный столик, за которым Тургенев с Толстым играли в шахматы. Среди подлинного вещего музея есть ружье писателя, изготовленное знаменитым чешским оружейником Лебедой. Известно, что он был страстным охотником.

Но, отправляясь в Спасское-Лутовиново, в первую очередь, я хотела увидеть тургеневские пейзажи.  А их надо искать в парке. Туда мы и отправились. Говорят, там сохранилось около 2000 деревьев, которым 100 и даже 200 лет.

Вот знаменитый дуб, которому Тургенев просил передавать привет. Он посадил дерево, когда был еще мальчишкой.  В повести «Фауст» он писал: “Мой любимый дубок стал уже молодым дубом. Вчера, среди дня, я более часа сидел в его тени на скамейке. Мне очень хорошо было. Кругом трава так весело цвела; на всём лежал золотой свет, сильный и мягкий; даже в тень проникал он”. А перед смертью писал Полонскому из Франции: “Когда вы будете в Спасском, поклонитесь от меня дому, саду, моему молодому дубу, родине поклонитесь, которую я уже, вероятно, никогда не увижу”.

Ему больше 150 лет, старичок, кривоватый какой-то, но приятель Тургенева, однако… В конце ноября 2021 года ураганом дуб вырвало с корнем.

Музей-усадьба Спасское-Лутовиново

А вот что там замечательное — это липовые аллеи. Есть в них какая-то поэтичность, и в то же время строгость и величие. Не зря все самые важные свидания в русской литературе XIX века происходили именно под этими деревьями. А вот что о липах писал Тургенев: “Липовые аллеи, особенно хороши стали. Люблю я эти аллеи, люблю серо-зелёный нежный цвет и тонкий запах воздуха под их сводами, люблю пестреющую сетку светлых кружков по тёмной земле”

И еще одна цитата: «Нигде на свете нет такого запаха и такой нежно-золотистой серости…под чуть-чуть лепечущими липами в этих узких и длинных аллеях» (из письма к П Анненкову). Как раз это было время цветения лип, и медовый запах был везде. Пока мы гуляли по парку, небо очистилось, выглянуло солнце. Нам говорили, что это один из лучших провинциальных парков XIX века, дошедший до нас.

Спасское- Лутовиново парк

У нас было мало времени до автобуса, но мы хотели дойти до большого пруда. Сколько раз тургеневские герои будут встречаться именно в подобных местах!

Музей-Усадьба Спасское- Лутовиново

Вот в «Рудине»: «Небо почти все очистилось, когда Наталья пошла в сад. От него веяло свежестью и тишиной, той кроткой и счастливой тишиной, на которую сердце человека отзывается сладким томлением тайного сочувствия и неопределенных желаний…Наталья шла вдоль пруда по длинной аллее серебристых тополей; внезапно перед нею, словно из земли, вырос Рудин».

В последний раз Тургенев был в Спасском в 1881 году, занимался хозяйством, встречался с Полонским, Толстым, работал над «Стихотворениями в прозе», собирался следующим летом снова сюда. Но через год он смертельно заболел, через два его не стало. По его желанию, тело привезли в Россию, похоронили в Петербурге. Однако частица души Тургенева здесь. Может, оттого эти места так очаровывают.

Литературные места в Орле: Бунин, Тургенев, Лесков.

Но встреча с Тургеневым имела продолжение. Назавтра день был чудный, и хотя вечером я уезжала, Оля предложила поехать в Орел, это от Мценска час езды автобусом.

Орел — не просто областной центр, симпатичный город. Это какое-то орлиное гнездо нашей литературы: Тургенев, Бунин, Лесков, Андреев. Литературные музеи на каждом шагу. В самом центре памятник Лескову, нам он понравился. В центре сидит сам Николай Семенович. Хороший такой, задумчивый.

памятник Лекскову

А вокруг его герои: Левша, тупейный мастер. Мы нашли музей Лескова, единственный в России, который как-то удалось сохранить его наследникам. Нам там обрадовались: через несколько минут начинался фольклорный праздник. Выступал местный фольклорный ансамбль, звучали народные песни Орловщины, вот ведь тоже русский язык, а понять сложно. Пели красиво и с душой.

В Орле есть две реки: большая — Ока и неширокий поэтичный Орлик. Кстати, помним: Тургенев родился и первые 5 лет провел в Орле. Мы походили по литературному Орлу.

Зашли в музей Бунина. Писатель жил в Орле всего 3 года, но именно в этом городе вышел первый томик его стихов. Он кочевал с места на место, нигде подолгу не задерживаясь, и жилья своего у него не было никогда, хорошо, что орловские литераторы в 1991 году создали его музей.

В 70-е годы из Парижа в Россию привезли вещи из кабинета Бунина, которые во Франции негде было хранить. И теперь орловский музей располагает этими ценнейшими экспонатами. Там фотографировать тоже нельзя, но мне разрешили. Вот парижский кабинет Бунина.

Музеи Орла

Среди поэтичных мест Орла есть беседка Лизы Калитиной. Бунин в «Жизни Арсенева» писал: «Тут недалеко есть усадьба, которая будто бы описана в «Дворянском гнезде». Хотите посмотреть? И мы пошли куда-то на окраину города, в глухую, потонувшую в садах улицу, где на обрыве над Орликом, в старом саду, осыпанном мелкой апрельской зеленью, серел давно необитаемый дом… Мы постояли, посмотрели на него через низкую ограду, сквозь этот ещё редкий сад… Лиза, Лаврецкий, Лемм…».  Когда-то в этом месте был дом Коротневых. Их дочь, 17-летняя Евдокия стала монахиней. Как Лиза. С тех пор эти места овеяны грустным очарованием  несостоявшейся любви двух хороших людей: Лизы Калитиной и Лаврецкого. И эта беседка на высоком берегу Орлика — как памятник ей. Такое вот вышло завершение моей поездки к Тургеневу.

5 thoughts on “В Спасском-Лутовиново, на земле Тургенева”

  1. Ах, как хорошо — эмоциональный рассказ и много красивых фотографий — будто сама побывала на земле Тургенева, где «…самая «русская» Россия…»! Спасибо, Наталья Всеволодовна!

  2. Спасибо и вам, Ольга Францевна. Я почитала дополнительно насчет ссылки, поводом действительно была статья памяти Гоголя, но власти сердились на Тургенева за его «Записки охотника».

  3. Полностью согласна с Ольгой Францевной — одно из прелестных и прельщающих нас, гостей Вашего блога, достоинств всех Ваших публикаций — это ощущение нашего собственного присутствия везде, где Вы бывали.

  4. В августе 1854 года Тургенев вместе с Н. А. Некрасовым приехал на охоту в имение титулярного советника И. И. Маслова Осьмино , после чего оба продолжили охотиться в Спасском. В середине 1850-х годов Тургенев познакомился с семейством графов Толстых. Старший брат Л. Н. Толстого, Николай , также оказался заядлым охотником и вместе с Тургеневым совершил несколько охотничьих поездок по окрестностям Спасского и Никольско-Вяземского . Иногда их сопровождал муж М. Н. Толстой — Валериан Петрович; некоторые черты его характера отразились в образе Приимкова в повести «Фауст» ( 1855 ). Летом 1855 года Тургенев не охотился по причине эпидемии холеры , но в последующие сезоны постарался наверстать упущенное время. Вместе с Н. Н. Толстым писатель посетил Пирогово , имение С. Н. Толстого, предпочитавшего охотиться с борзыми и имевшего прекрасных лошадей и собак. Тургенев же предпочитал охотиться с ружьём и легавой собакой и преимущественно на пернатую дичь

  5. Русская литература и русская природа — это два места во Вселенной, куда я регулярно возвращаюсь, благодаря тебе. Спасибо, Наташа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.