Мавзолеи средневекового Казахстана

Мавзолеи

В последнее время в рамках программы «Рухани Жангыру» много говорят о духовном и историческом наследии древнего и средневекового Казахстана. Составлен список 100 сакральных мест, среди которых, пожалуй, особенно важны мавзолеи, так как они они являются и памятниками архитектуры, и местами поклонения людям, которых в разное время почитали как великих.  Я предлагаю вам информацию о самых известных мавзолеях: в виде текста и презентации, которую можно скачать, пройдя по  ссылке:   https://drive.google.com/file/d/1hoRDE2RTyCRFOkVMs7RPfr68B5SXyy5Q/view?usp=sharing  В конце поста есть ссылка на мой ролик «Сакральные места Казахстана».

Туристы и паломники посещают  мавзолей  Ходжи Ахмета Ясауи, его наставника Арыстан-Баба. В священных для древних кочевников горах Улытау стоит мавзолей Алаша-хана. Овеяны поэтичными преданиями мавзолеи Козы-Корпеша и Баян-Сулу, Айша-Биби. И хотя они неоднократно перестраивались, восстанавливались, и от их первоначального вида мало что сохранилось, они ценны как места, связанные с важными страницами нашей истории.

Содержание

  1. Мавзолей Козы-Корпеша и Баян-Сулу
  2. Презентация о поэме «Козы-Корпеш и Баян-Сулу»
  3. Мавзолей Алаша-хана
  4. Мавзолей Арыстан-баба
  5.  Ходжа  Ахмеда Яссауи и его мавзолей
  6. Презентация о Ходже Ахмеде Яссауи
  7. Мавзолей Айша-Биби
  8. Фильм «Сакральные места Казахстана»


Одним из древнейших надгробных памятников Казахстана является мавзолей Козы-Корпеша и Баян-Сулу, сложенный из камня, высотой около 12 метров.  Он расположен на правом берегу реки Аягоз. О времени создания этого памятника культуры нет единого мнения. Одни считают, что это V-X вв., по мнению других X-XI вв. Во всяком случае, он был создан в доисламские времена. Принято считать, что легенда о трагической судьбе двух влюбленных возникла во времена Тюркского Каганата, причем распространена она была не только во всей степи от Алтая до Оренбурга. Ее хорошо знают якуты, которые считают ее частью своей культуры. Есть варианты поэмы на башкирском, татарском. Культурологи находят в ней следы поклонения солнцу и других древних верований. В XVIII веке на Алтае был найден золотой пояс, на котором была изображена сидящая на фоне тополей плачущая девушка, склонившаяся над головой убитого джигита. Ученые уверены, что на нем изображена Баян. Которая оплакивает Козы-Корпеша.

Запись этой поэмы, сделанная рукой неизвестного на 8 листах, была найдена в архиве Пушкина. Очевидно, находясь в Оренбургских степях, куда он отправился для сбора материалов о Пугачеве, он заинтересовался этой печальной повестью о двух влюбленных. В 1858 году Чокан Валиханов, находясь близ Аягуза, захотел осмотреть легендарный мавзолей. Он его измерил, зарисовал 3 женские фигуры. Считается, что они изображали Баян, ее сестру и тетку. Была там и мужская статуя, но без головы.  Поэма живо интересовала путешественника, и он записал и опубликовал один из ее вариантов.

Вот краткое содержание поэмы. Все началось с дружбы.

Два богатых, знатных бая
Неразлучно кочевали.
В крепкой дружбе баи жили-
Карабай без Сарыбая
Не проедет и полшага.
Жили мирно, не гордились
И богатством не кичились.
Как один за мир стояли,
Никого не обижали!

Оба ждали детей и договорились, что если будут сын и дочь, поженят их. Так и вышло: у Кабанбая родился сын, у Сарыбая – дочь. Но не судьба была ему увидеть девочку: умер в дороге.

Сарыбай спешил за счастьем,
А его догнало горе-
Конь лихой упал споткнувшись
И джигит с седла свалился
Головой на острый камень.

Муллы сына Карабая
Нарекли Козы Корпешем,
А сиротку Сарыбая,
Дочь беды, Баян назвали.

На пиру было много гостей, были и баксы, шаманы. Все старались угодить хозяевам, а один поведал, что впереди смерть и кровь. Карабай  решил забыть о клятве и откочевать подальше, чтоб Козы Корпеш никогда не встретил свою нареченную. И, пока дети подрастают, в поэме появляется еще один герой — Кодар.

Сарыбай еще при жизни,
Близ отрогов Алатау
Натолкнулся на кибитку
Старика калмыка с сыном.
Был калмык и слеп и болен,
Мальчик слаб и беззащитен.
Оба были одиноки,
Оба вместе голодали.
Сарыбай в своё кочевье
Старика и сына принял.
Кодар Кулем звался мальчик,
Как родной у Сарыбая,
Он воспитан был в семействе.


Между тем, Баян, подрастая, становилась красавицей, и Кодар, который после смерти Сарыбая вел все хозяйство, стал подумывать о том, чтоб жениться на Баян и стать владельцем всех богатств Сарыбая. Но баксы рассказал Баян о  клятве отца и о том, что она должна ждать Корпеша.

Кодар стал настойчиво свататься к Баян, она боялась ему отказать, но ставила все новые условия, например, вырыть  степи колодцы. Надо сказать, все ее условия он выполнял. А, между тем, Козы  Корпеш тоже вырос и стал настоящим джигитом.

С гордым взором, с крепким станом
И отважною душою.
На коне на быстроногом
Он сидит легко и гордо
И за ним всегда победа-
И в байге и в ратном бое.

Отец Корпеша уже умер, но запретил рассказывать юноше о нареченной. Случайно проговорилась бабушка, и юноша стал выяснять, где ему найти Баян, а потом отправился на поиски. Долго бы он искал в степи невесту, но встретился ему Апсебай, дядя Баян, который как раз его-то и искал в степи. Корпеш переоделся пастухом и пришел наниматься на работу.

Однажды подруги рассказали Баян, что новый пастух хорошо поет, и девушка захотела его послушать.

Крепко девушке запала
О певце на сердце дума.
—  Неспроста все эти песни,
Он, наверно, что-то знает.
С той поры Баян все чаще
Коз доить ходила к стаду
И, подолгу там играя,
Молодых козлят дразнила.
К пастуху же молодому
Все добрее становилась.

Однажды с головы юноши слетела шапка, и она увидела золотую косу. Все знали, что Козы Корпеш золотоволосый.

Ожила Баян, зарделась
От волненья краской яркой:
" О, жених мой, мой желанный,
Это ты! По золотистой
Я косе тебя узнала.

Но вернулся из поездки Кодар. Не понравилось ему, что невеста так ласкова с пастухом. Стал он  придираться, называть юношу оборванцем. А когда Козы Корпеш открыл свое настоящее имя позвал сородичей калмыков, чтоб убить соперника. Молодые люди были счастливы, но неспокойно было на душе у Баян.

"Мой джигит, я неспокойна,
Я грущу, боюсь чего-то.
Клятве я его не верю,
Отомстит тебе, мой тополь,
Страшно, милый, жутко, больно...

Однажды, когда Козы был один, прискакали калмыки, вроде бы, с миром.

Между тем калмык коварный
Был за спинами их спрятан.
И едва Корпеш поднялся,
Чтоб идти гостям навстречу,
Был стрелою ядовитой
В сердце юное пронзен он.

Кодар злорадно сообщил Баян, что убил ее любимого. Отправилась она на место, где лежал Корпеш, чтоб оплакать его.

Ровно в полночь появился
Пред Баян старик суровый,
И сказал он ей: — Напрасно
Убиваешься о милом;
Пожелай лишь — и тотчас же
 На три года оживет он.

Она попросила всего на 3 дня воскресить юношу, чтоб проститься с ним. Велико было горе Баян, но первым долгом она решила отомстить за смерть любимого. Она притворилась, что согласна стать женой Кодара, но когда они ехали по степи, сказала, что ей плохо, и попросила его спуститься в колодец, чтоб со дна достать ей холодной воды.

По моей косе в колодец
Поскорее ты спускайся.
...Хоть глубок колодец мрачный,
Но длинна коса Баян
И по ней на дно спустился
Ненавистный ей Кодар.
И едва он дна коснулся,
Нож блеснул в руках девичьих,
Миг один - коса упала
В мрак глубокого колодца.

А потом, по приказу Баян, колодец забросали камнями. По прошествии года Баян устроила пышный поминальный той. Баян сказала, что хочет поставить памятник Козы-Корпешу. Вырос высокий памятник, как гора в степи.

Поклонившись всем по чину,
До земли склонясь рукою,
Оглядевши всех любовно,
Близких девичьему сердцу,
Вмиг на памятник взбежала
Над могилою Корпеша.
Здесь кинжал достала острый
Из-за пояса, вонзила
Прямо в сердце и упала
На могилу друга мертвой.
Так Баян — травинки нежной
У степей родных не стало.

Я предлагаю презентацию, из которой вы можете узнать краткое содержание поэмы «Козы-Корпеш и Бян-Сулу», цитаты из нее и историю перевода на русский язык.
Пройдите по ссылке:  https://drive.google.com/file/d/1N6B2rMXAQLPqg-8912y6o47JVOxyLdog/view?usp=sharing     

Мавзолей несколько раз обследовали. Причем друг Валиханова, Г. Потанин, в 1917 году поручил одному из краеведов исследовать памятник, и тот сообщил, что он окончательно разорен. Однако в 1952 году памятник был обследован экспедицией А. Маргулана.

Это древнее сооружение в степи хранит много тайн. Кто построил этот мавзолей? Есть легенда, что на строительство мавзолея младший брат Сарыбая -Тайлакбий Тобол отправил 40 тыс. рабочих. Ещё говорят, что камни с близлежащих гор передавали из рук в руки, встав в длинную цепь. Действительно ли там лежат останки степных Ромео и Джульетты?

Мавзолей Алаша-хана.

Мавзолей-Алаша-хана.jpg

В горах Улытау, особо почитавшихся кочевниками, находится мавзолей Алаша-хана. Об этой легендарной личности – кем он был, когда жил – есть разные мнения. Одно из самых распространенных утверждений —  Алаша был предком основных казахских родов. Как пишет Чокан Валиханов, многие люди, недовольные правлением туранского хана Абдуллы и гонимые голодом, отправились в степь. Храбрые батыры в скором времени приобрели известность и богатство, но прошло несколько лет, и вольница стала терпеть поражения от всех соседей и бедствовать. К тому же, сам Абдулла начинает искать беглецов, и только чудо спасает их. В это тяжелое время среди беглецов появился мудрый старец по имени Алач и сказал речь до того сильную, что казаки провозгласили его своим родоначальником и судьей. Говорят, перед смертью он дал трем своим сыновьям наказ, ставший одним из главных законов казахской жизни: предоставлять бесплатный приют и угощение путникам.

Мавзолей Арыстан-баба.

Мавзолей-Арыстан-Баба.jpg

Это еще одна личность средневекового Казахстана, окруженная легендами.  Говорят, он был одновременно и батыром, и земледельцем. Говорят, что именно он научил пророка Мухаммеда разводить сады. В степи было распространено такое предание: однажды пророк Мухаммед, основатель ислама, ел хурму, и в это время ему было откровение: «Эта хурма предназначена для мусульманина Ахмеда, который родится на 400 лет позже вас». Пророк спросил окружающих: кто возьмется передать аманат, символ веры, Ахмеду. Выступил вперед Арыстан-баб, который согласился выполнить поручение, если ему будет дано 400 лет жизни. И однажды много лет спустя, в Сайраме к нему подошел  мальчик и сказал: «Дядя, отдайте мой аманат». Это был ходжа Ахмед Яссауи, и Арыстан Баб не только передал ему косточку хурмы пророка, но и стал его духовным наставником. Яссауи не раз писал об этом в своих «Хикметах»:

«В семь лет меня отыскал Арыстан-баб,
Он тайны мои прикрыл завесой.
«Бихамдиллаһ», — сказал он и поцеловал меня.

Это предание связывает среднеазиатский ислам с Мухаммедом. Ученые говорят, что Абыстан-баб, чтимый в Средней Азии святой, принес в эти земли идеи суфизма. Это направление ислама, требующее отказа от материальных ценностей, строгой жизни и глубокого духовного самоусовершенствования. Для суфия знание о Боге таится в сердце. Мудрость в том, чтобы открыть свое сердце Аллаху. Суфий учится науке любви к Аллаху. Путь этот сложен. Если основной закон для большинства мусульман — закон шариата, свод запретов, необходимых для обуздания земных страстей, то суфии говорят, что это лишь первая ступень духовного восхождения. За шариатом идет тарихат — предание себя воле Учителя, маарифат — исчезновение в Боге и хакикат — достижение Истины. Надо сказать, путь, подобный суфйскому, проповедуют и буддисты, да и христианские праведники говорят о том же: отказ от земных благ — только первая ступень, а потом предстоит путь сложного духовного восхождения. Говорят, суфии разработали методы для достижения духовного преображения. Надо сказать, эта разновидность ислама в междуречье Сырдарьи и Амударьи получила широкое распространение. Самые великие поэты Средней Азии: Хафиз, Омар Хайям, Саади, Низам были суфиями.

Достоверно о жизни Арыстан-баба ничего не известно. Говорят, он умер в XII веке и был похоронен возле Отрара. Над его могилой поставили мазар, который со временем разрушился. В XIV веке Тимур Тамерлан приказал построить новый мавзолей. С этим связана еще одна легенда. Когда Тамерлан начал строить мавзолей Ходжи Ахмеда Яссауи в Туркестане, работа не ладилась, а однажды ему во сне явился старец, который сказал, что сначала нужно построить его мавзолей, потому что он учитель Ходжи Ахмеда. Постройка Тамерлана до наших дней не дошла, хотя считается, что есть две деревянные резные колонны того времени. Однако неоднократно восстановленный мавзолей, сегодня является туристическим объектом и почитаемым местом паломничества.   Он включает в себя усыпальницу и поминальную мечеть. Паломники проводят здесь ночь с четверга на пятницу, есть фраза: «Ночуй у Арыстан-баба, проси у Ходжи Ахмеда».

Мавзолей Ходжи Ахмеда Яссауи.

Мавзолей-Ходжи-Ахмеда-Яссауи.jpg

Мы не знаем его даты рождения. Тогда, в далеком XI веке, никто не стал запоминать ее. Хотя семья его была заметная. Отец, шейх Ибрагим, говорят, вел свою родословную от четвертого праведного халифа Али, Мать — Айша, прозванная Карашаш, тоже происходила из знатной семьи. Хотя пишут и обратное: родители его были чистокровными тюрками. Говорят, Ахмед рано остался сиротой. В 7 лет он лишился сначала отца, а потом и матери. По крайней мере, в дальнейшем нет о них упоминаний. А в жизнь мальчика войдет человек, которого тоже изображают порой как покровителя растений, в частности, лесов и фруктовых садов. Говорят, Ахмед рано остался сиротой. В 7 лет он лишился сначала отца, а потом и матери. По крайней мере, в дальнейшем нет о них упоминаний. А в жизнь мальчика войдет человек, которого тоже изображают порой как покровителя растений, в частности, лесов и фруктовых садов –Арыстан-баб. В своих «Хикметах» Ходжа Ахмед напишет о том же: «В 7 лет я приветствовал Арыстан-Баба И попросил вручить мне дар (аманат) Мустафы (пророка Мухаммеда)».

Жители Средней Азии считали Ходжу Ахмеда наиболее видным продолжателем дела основателя ислама. Будет пословица даже: «в Мекке Мухаммед, в Яссах Ходжи-Ахмед». Дальше будут годы учебы, когда мудрый старец будет делиться с мальчиком и теми познаниями, что у него были и науке любви к Богу. Говорят, Арыстан-Баб развил в мальчике керемет — второе око, второе зрение, благодаря которому Ахмеду стала доступна не только материальная, но и тайная сущность мира. Говорят, учеба эта продолжалась 16 лет. Мы имеем редкую возможность заглянуть во внутренний мир отрока, а потом юноши, решившего пройти этот сложный путь духовного восхождения. В своих «хикметах» он будет писать о своих религиозных переживаниях.

Диуани-хикмет.jpg

Без колебанья в 9 лет я выбрал путь

Носились, как с молитвой, все со мной.

Не в радость мне такое стало,

И я бежал в пустыню,

Я в десять юношею стал -

Раб Ходжа Ахмед.

В хикметах поражает, что человек, так рано вставший на путь духовности, так рано признанный окружающими, так суров к себе. Себя, десятилетнего, он упрекал: «Но был я нетерпелив в возведении минарета святости». Всякий раз, поднимаясь на новую ступеньку духовного восхождения, он страдает от собственного несовершенства. Впрочем, были и другие причины для страданья. Учителя не стало. Надо было искать новые пути. Как полагают некоторые исследователи, из его высказываний неясно следует, что в Яссах у Ахмеда возникли какие-то разногласия с традиционными деятелями ислама, и он покинул город. Ходжа Ахмед с горечью пишет:

Как Юсуфа отлучили от родины его - Ханаана,

Так и я расстался с родной землей - моим Туркестаном.


Ходжа Ахмед отправляется в Бухару, один из главных культурных и религиозных центров Маверанахра. Там его наставником стал Юсуф Хамадани, учитель множества выдающихся шейхов, подвижников суфизма. Говорят, вместе с учителем Ходжа Ахмед много путешествовал по религиозным центрам Востока, совершили хадж в Мекку. В 34 года он уже известен в исламском мире как ученый-богослов, знаток фикха, мусульманского права, владел в совершенстве арабским и персидскими языками. Блестящее будущее в исламском мире могло ожидать его. Учитель его, Юсуф Хамади, великий шейх Бухары, передал ему перед смертью свои четки, высший атрибут суфийской власти. И дал наказ возвращаться в Туркестан.

Там, вдали от религиозных центров, в бедной степи он отныне в течение 30 лет будет выполнять свою высокую миссию: нести свет религии кочевникам. Странник с посохом, он будет ходить от кочевья к кочевью. Этот посох знаменит. О нем станут слагать легенды. Говорили, стоит Ходже Ахмеду ударить им посреди степи, как забьет источник. Что может быть дороже для степняка? Простые души, они видели в нем человека, наделенного сказочным могуществом. Впоследствии о нем станут ходить рассказы, что каждую пятницу на своем верблюде он летал в Мекку. Да так быстро, что, начав читать намаз в Туркестане, заканчивал его в Мекке.

Суфии, дервиши говорили о том, что богатство мешает духовному росту человека, поэтому они были принципиально бедны. И когда в своих стихах Ахмед выступал против богачей, это вызывало живой отклик среди степных жителей.

Некто был к власти приучен,
Тяжким богатством навьючен, —
Словно каргас-трупоед,
Сгинул в болоте вонючем.

Муфтий, мулла лишь себя ведь
Ловко умели прославить —
Белое черным представить…
Буду в аду, в пепле бед!

Казий чванливым был самым,
В спеси он спорил с имамом.
Каждый ослом был упрямым —
Пали под кладью, и — нет.

Горе мздоимцам: хоть в силе, —
Пальцы они прикусили.
Страшно им даже в могиле, —
Дать им придется ответ!

Или это:

Жирно кто ел и нечисто,
Кто одевался цветисто,
С трона хвалил за убийство
Прах он — и прахом одет!

Несомненно, тогда, как и во все времена, было много поэтов, осуждавших нечестивых, жадных, но особенностью Ходжи Ахмеда было то, что он не только критиковал, но и являл пример истинного праведника.

А еще он — и это было тоже чудом, он говорил с людьми не на непонятном им арабском, а на одном из кыпчакских наречий, которое было понятно любому степняку, да еще стихами, которые, едва услышав, люди заучивали наизусть, так прекрасны они были по форме. Как писал современник, «бейты его хикметов есть лучший цветник из садов рая. Если прекрасноголосые чтецы читают от начала до конца его наставления, среди слушателей возникает волнение».

Казалось бы, что кочевым людям до непонятного, чужого им Аллаха? Уже приходили к ним миссионеры, убеждали отказаться от своих богов, но те не понимали, зачем надо менять своих богов на чужого. Непримиримость мусульман пугала добродушных обитателей степи. А Ясский проповедник говорил, что Тенгри, Жер-Су — есть просто разные проявления Аллаха, который везде, во всем мире и степи, и в небе, и в самом человеке значит, не обязательно строить мечети, и муллы не обязательны, важно быть чистым душой и любить Аллаха. Проповедник был очень добр и терпим, и это тоже располагало к нему.

Постепенно образуется орден Ясавия, члены которого будут проповедовать бедность, трудолюбие. Подвижник, Ходжа Ахмед сам живет жизнью обычного человека, заводит семью, воспитывает детей, и среди них будут его последователи. А еще, в противоположность другим направлениям ислама Ахмед Ясауи не отрицал, что и женщины могут идти путем духовного восхождения. Степные женщины пользовались большими свободами, чем женщины оседлых районов, так что такая уступка была мудрой и привела к нему многих жительниц степи. В степи не только с любовью относились к человеку с посохом и в старом плаще. Его рано начали почитать как святого. Имя его, по свидетельствам этнографов прошлого века, стало ураном некоторых родов. И, идя на битву, они восклицали: «Царь святых, Хазрет Султан Ходжа Ахмед».

Около 30 лет будет Ходжа Ахмед проповедовать в степи, у него будет все больше учеников, которые понесут слове Учителя и на запад — на Мангышлак, который прославится новыми святыми местами, и на юг. Говорят, последователей Ясави встречают и в Кашгаре, и в Крыму. И вот Ясауи достиг 63, возраста Пророка Мухаммеда.

Ходжа Ахмед ждал смерти, но не дано ему было умереть в 63 года. Тогда он на окраине Туркестана выстроил под землей маленькую келью, хилват, где и провел остальные дни, не видя больше никого из людей. Ученики жили поблизости, спускали под землю черствую лепешку, немного воды, что и служило пропитанием его до конца земной жизни. А еще чернила и бумагу. Говорят, в подземелье он прорыл ход в подземную мечеть, созданную еще в конце X века аскетом-суфием, там он молился, писал свои Хикметы.

Я со слов «Биссмилля» начинаю хикмат,
Жемчуга и брильянты дать инокам рад.
Ах, возможно ли горше стенать и страдать,
Я «Тетради второй» начинаю вступленье.

Для любого пишу, кто захочет мне внять,
Я любого, как близкого, жажду обнять.
По головке всех сирых я глажу опять,
А от гордых бегу я, впадая в смятенье.

Вдруг ворота любви отворил мне Аллах,
Он мне шею согнул и повергнул во прах.
От проклятий его я не встану никак,
Сам поднял я копье и вонзил себе в сердце.

Я в невежестве тверд, злоязычен, лукав,
Не доступен мне смысл коранических глав,
Я быть жертвой хочу, но я грешен и слаб,
От раскаянья, верьте, мне некуда деться.

Я стал дервишем, зикры шепча день и ночь,
Кроме Бога я гнал остальное все прочь.
Мотылек, я не мог жар любви превозмочь,
И летел на огонь, чтоб сгореть без остатка.

Соблюдая молитвы, стал божьим рабом,
В подземелье теперь просветленный мой дом.
Я стал суфием, мне не мечтать об ином,
Упованья копьем я пронзил вожделенье.

Раб Ходжа Ясави, был невеждою я,
Слеп и глох во грехе, в сердце горечь тая,
В сожаленьях прошла жизнь лихая моя,
Что же делать, кочевье веду к восхождению.

О том, сколько лет прожил святой под землей, существуют разные мнения. Одни считают, что умер он в 63 другие, — в 85, есть исследователи, утверждающие, что прожил он 125 лет. Известно лишь, что покинул он этот мир в 1166 году. О жизни святого и его мавзолее вы можете посмотреть презентацию.

Если вы захотите скачать ее пройдите по ссылке: https://drive.google.com/file/d/1JnkeXY8rHRAchrxNdi1fFa4RSOnbGPlk/view?usp=sharing

После смерти его скромная могила превращается в место паломничества.  Посетил ее и самый могущественный правитель XV века Тимур Тамерлан. Говорят, он очень почитал этого святого, который являлся ему во сне. Посетив Туркестан, он остался недоволен скромностью мазара и приказал построить пышный мавзолей, причем сам установил его размеры. И, хотя Тамерлан хотел, чтоб самые прекрасные здания украшали его столицу, Самарканд, он не жалел средств на мавзолей Ходжи Ахмеда.  Его купол был самым большим в Средней Азии и составлял 18 метров. Говорят, в строительстве участвовали пленные персы, которые владели тайной создания удивительно яркой глазури. Реставраторы, которые работали в Туркестане уже в наши дни, не смогли создать что-то подобное. Тамерлан придавал большое значение почитанию святого из Ясс, в то время считалось, что хадж в Мекку можно заменить несколькими посещениями могилы Ходжи Ахмеда.

Мавзолей — не просто усыпальница, но целый религиозной комплекс, где есть и библиотека, и кухня где готовили пищу для паломников. Они молятся в самом больном зале, в центре которого стоит огромный казан весом в 2,5 тонны, шедевр мастеров из Тараза. Из зала Казанлык несколько ступеней ведет в Гуру-хану, место погребения Ходжи Ахмеда Ясауи. Еще в средние века возле мавзолея стали хоронить самых выдающихся правителей и героев степи, среди них Аблай-хан, Богембай-батыр и другие. Самое старое захоронение было сделано в 1413 году, последнее – в 1917.

Мавзолей Айша-биби.

Мавзолей-Айша-биби.jpg

Мавзолей был построен в XII веке недалеко от Тараза. И, хотя до наших дней более или менее сохранилась только западная стена, он остается одним из самых красивых сооружений средневекового Казахстана. Стены облицованы глиняными плитками, сплошь покрытыми орнаментом. Специалисты насчитывают более 60 разновидностей орнаментальных узоров. А еще там есть поэтичная надпись, сделанная арабской вязью: «Осень… Тучи… Земля прекрасна…».

Само имя Айша-биби окружено множеством преданий. Чаще всего говорят, что она умерла  от укуса змеи, когда направлялась к своему жениху Карахану. А в письменных источниках есть рассказ о том, что в 1034 году дочь Таласского правителя Богра-хана умерла, направляясь к своему жениху, как раз где-то в этих местах.

В дополнение к сказанному вы можете посмотреть фильм о сакральных местах Казахстана

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *