Любовь в стихах и жизни Пушкина.

 

Любовь в поэзии Пушкина

Любовь в жизни Пушкина. Тема эта уже почти два столетия интересна не только литературоведам, но и широкому кругу читателей.  Пожалуй, это нечто иное, нежели вульгарный интерес к подробностям личной жизни великого человека. И не только потому, что серьезные или легкие  увлечения этими изящными созданиями с тонкими талиями, воздушными локонами, маленькими ножками, так или иначе, отразилось в его поэзии. Связь той или иной дамы, очередного увлечения Пушкина, с его конкретными стихами всегда столь относительна, что не зря литературоведы ломают копья, выясняя кто вдохновил его на те или иные строки.

Пушкин был влюбчив, но была ли в его жизни женщина, которую он любил сильно? Или состояние влюбленности было необходимо ему, чтобы фантазия, вдохновение унесли его туда, где обитали эти эфирные создания, с ножками, головками, которые потом появятся в его стихах, их он будет рисовать на полях своих рукописей.

Умная Мария Волконская, в своих воспоминаниях, пишет: «В сущности, он любил лишь одну свою Музу, облекая в поэзию все, что видел». Так, может, не стоит говорить о любовных увлечениях Пушкина? И, тем не менее, мы не устаем вглядываться в лица пушкинских красавиц, читать их воспоминания, письма. Почему они нас так интересуют? Не потому ли, что все они  героини увлекательного романа, который создал Пушкин, помимо своих стихов, прозы  романа его жизни? Если говорить о фактах, жизнь эта печальна: нелюбимый сын в детстве, немилость одного царя и ссылка  подальше от столиц, в самое горячее время молодости, потом  повышенная опека другого царя, в результате которой с ним обходятся, как с подростком, контролируя каждый шаг, распекая, как мальчишку, за любой поступок, финансовые проблемы, непонимание общества, ранняя смерть. О себе он говорил, что характер у него неровный, обидчивый.

Но мы-то знаем другого Пушкина, излучающего прямо солнечную энергию, заряжающую всех.  И самые хулиганские его поступки, и самые циничные высказывания, озаренные этой энергией, не шокируют. Поверх тусклых событий своей жизни поэт наносит узор, он сам сочиняет свою жизнь, где все вперемешку: уединенные часы и дружеские пирушки, греческие богини и легкомысленные красавицы. И женщины  странички и даже строчки этого романа, никогда не утратят своего обаяния, потому что они  тоже создания Пушкина.

Он им писал изящные, легкомысленные записки, небрежно или восторженно отзывался о них в письмах к друзьям, на что-то намекал в стихах, о чем-то умалчивал, и это делает их для нас еще прелестнее и загадочнее. Он как бы играет с нами, показав уголок любовного письма, а затем спрятав его обратно. Так вышло и с так называемым «Донжуанским списком Пушкина».  Он сам подбросил нам эту загадку, и сделал это так, что специалисты, да и просто читатели до сих пор ломают головы над его тайной.

Среди московских домов, где с удовольствием бывал Пушкин, было семейство Ушаковых с двумя взрослыми барышнями на выданье: Елизаветой и Екатериной. В их обществе Пушкин чувствовал себя особенно легко и свободно, они много шутили. В Москве говорили, что он ухаживает за Екатериной. Кажется, эти слухи были не лишены оснований. Как водится, он писал им в альбомы стихи, что-то быстро рисовал. После замужества Екатерины ее муж, ревнуя к Пушкину, потребовал, чтобы она все уничтожила. А альбом Елизаветы Николаевны сохранился. Там на одном из листов рукой Пушкина написаны имена женщин, которых он когда-то любил. Причем в первой части тех, кого любил сильно, а во второй  легкие увлечения поэта.  Без фамилий, только имена.  Конечно, может не стоит принимать всерьез эту салонную шутку Пушкина. Но почему бы не поиграть в игру, которую предложил нам поэт? Вот этот список.Пушкин

Уже первое имя — Наталья вызывает споры. Одни говорят о графине Наталье Кочубей. Она действительно жила в Царском Селе и бывала в Лицее в то время, когда там учился Пушкин. Кто-то утверждает, что именно ее изобразил Пушкин в великосветской Татьяне:

Кочубей-Наталья.jpg

Она, действительно, держала блистательный великосветский салон, став женой графа Строганова. Но о ее роли в жизни Пушкина ничего не известно. А историк Соловьев говорил о ней как о «женщине без убеждений, без сердца». Вспоминают и о молоденькой горничной княгини Волконской — Наташе, которой лицеист Пушкин назначил свидании, но в темноте, перепутав, приобнял вместо нее немолодую фрейлину. И княгиня Волконская пожаловалась  на него царю, а тот выговаривал директору Лицея Энгельгардту, что его школяры не только яблони в саду обносят, но и не дают прохода его фрейлинам.

О второй женщине из списка не спорят: Катерина -1 — Катенька Бакунина, сестра его лицейского товарища. Это о ней Пушкин запишет в дневнике 1815 года: «Я счастлив был…Нет, вчера я не был счастлив, поутру я мучился ожиданием, с неописуемым волнением, стоя под окошком, смотрел я на дорогу. Ее не было видно!  Наконец, я потерял надежду, вдруг нечаянно встречаюсь с нею на лестнице. Как она мила была! Как черное платье пристало к милой Бакуниной!».

Бакунина-Е.П..jpg

В то время Катенька вряд ли обращала особое внимание на подростка-лицеиста, тем более, что половина Лицея была в нее влюблена. Потом, задним числом, Екатерина Павловна гордилась, что стихи первой юной любви поэта были обращены к ней.  В строках из «Евгения Онегина» не вошедших в окончательный текст, есть такое воспоминание о первой любви:

Когда в забвении перед классом
Порой терял я взор и слух,
И говорить старался басом,
И стриг над губой первый пух,
В те дни…в те дни, когда впервые
Заметил я черты живые
Прелестной девы, и любовь
Младую взволновала кровь,
И я, тоскую безнадежно,
Томясь обманом пылких слов,
Везде искал ее следов

В 1834 году в 39 лет Екатерина Бакунина вышла замуж за тверского помещика Полторацкого, кузена Анны Петровны Керн.

Насчет Катерины 2 тоже нет разногласий — это великая русская актриса Екатерина Семенова.   «Самое пылкое воображение живописца не могло бы придумать прекраснейшего идеала женской красоты для трагических ролей», — писал современник. Она так самозабвенно уходила в роль, что переживала ее, как свою собственную.  Пушкин в послелицейские годы, живя в Петербурге, был сильно в нее влюблен. В статье «Замечания о русском театре» Пушкин писал: «Одаренная талантом, красотою, чувством, живым и верным, Семенова образовалась сама собою. Она не имеет соперниц».  Волочиться за красивой актрисой, восхищаться талантом — это любовь?

Голицына-А.jpg

Вот, пожалуй, в чем прелесть этого путешествия по «донжуанскому списку». Переходя от имени к имени, мы  видим любовь в самых разных ее проявлениях: первое влечение к женщине — Наташа, первая идеальная любовь — Бакунина. Преклонение перед талантливой личностью — Семенова.  Именно тогда, в юности, Пушкина будут привлекать яркие индивидуальности. Этому подтверждением служит то, что следующая из его «списка» женщина тоже будет личностью неординарной. Авдотья — имя редкое в аристократических кругах, и нет сомнений, что это — княгиня Авдотья Голицына, знаменитая в Петербурге «Ночная княгиня».  В свое время Павел против воли выдал ее замуж за некрасивого и расточительного князя Голицына, после смерти Павла она разошлась с мужем и жила совершенно независимо. И в ее красоте, и в образе жизни было нечто изысканное и строгое. Дом ее был украшен лучшими произведениями русских художников. Собирались в полночь, засиживались допоздна, общество преимущественно мужское, вместе с тем, княгиня никогда не подавала повода к сплетням. Никто не мог упрекнуть ее в отступлении от строжайших нравственных правил. Пушкина она была старше на 20 лет. Но, как писал Вяземский, «и вторая, и третья ее молодость пленяли какой-то свежестью и целомудрием».

Из письма Карамзина Вяземскому: «Поэт Пушкин у нас в доме смертельно влюбился в пифию Голицыну, и теперь уже проводит у нее все вечера: лжет и сердится от любви, только не пишет от любви» Но вот он «записал» от любви:

Довольно! в гордости моей
Я мыслить буду с умиленьем:
Я славой был обязан ей —
А может быть и вдохновеньем.

В письме Тургеневу из Кишинева Пушкин напишет: «Вдали камина княгини Голицыной замерзаешь и под небом Италии».
Да, резкий поворот в жизни Пушкина оторвет его от интеллектуальных разговоров в салоне Авдотьи Ивановны. Кто знает, какие женщины восхищали бы Пушкина, останься он в Петербурге? Но в Кишиневе, но в Одессе искать европейского ума было трудно, а молодое сердце так хотело любви!

Итак, 6 мая 1820 года императорским указом Пушкина выслали из Петербурга по высочайшему повелению на юг, в распоряжение генерала Инзова. Приехав в Екатеринослав, где была канцелярия генерала, Пушкин, искупавшись в Днепре, схватил жестокую горячку. Генерал Раевский, проезжая через город вместе с семейством на Кавказ, нашел Пушкина в бреду, без лекаря. В результате. Раевские забрали его с собой, пообещав, что кавказские воды поставят больного на ноги Так, на несколько месяцев Пушкин оказался в семействе генерала. В письме брату, Льву, он напишет: «Мой друг, счастливейшие минуты жизни провел я посреди семейства почтенного генерала Раевского». Генерал вызывал в нем глубокое уважение, с младшим сыном Николаем Пушкин был хорошо знаком еще по Петербургу. Старший  Александр на протяжении двух лет будет оказывать на него сильное влияние. А еще у Раевского четыре дочери.

Семья Раевских

О них в том же письме: «Все его дочери — прелесть. Старшая — женщина необыкновенная. Суди, был ли я счастлив: свободная, беспечная жизнь в кругу милого семейства, жизнь, которую я так люблю и которой никогда не наслаждался, счастливое, полуденное небо, прелестный край». 

Итак, все это плюс 20 лет от роду. Как не влюбиться? В кого? Старшая — женщина необыкновенная. Ее  звали Катериною. Характера решительного, выйдя через год за генерала Орлова, она командовала и этим легендарным человеком. К Пушкину она относилась несколько свысока. Из отзывов же Пушкина о Катерине Раевской сохранилось только позднейшее, из письма к Вяземскому: «Моя Марина Мнишек- славная баба, настоящая Катерина Орлова. Не говори, однако, этого никому».  Интересно, почему не говорить?  Когда уже после смерти Пушкина его биограф, Анненский, напишет, что, будучи в Крыму, Пушкин и Николай Раевский учили английский под руководством Катерины Николаевны, она возмутилась: понятия о приличиях не могли допустить подобной близости между мужчиной и барышнями.  Возможно, боясь скомпрометировать дочерей Раевского, Пушкин будет старательно уничтожить все в своих стихах, что могло бы   бросить на них тень.

В кого он был влюблен: в Катерину, если верить «списку». А есть предположение, что в самую красивую — Елену. Это о ней:

Увы, зачем она блистает
Минутной, нежной красотой?
Она приметно увядает
Во цвете юности живой…

Считается, что в посвящении к «Полтаве» он вспоминал Марию Николаевну Раевскую, ставшую к тому времена княгиней Волконской:

Тебе — но голос музы тёмной
Коснется ль уха твоего?
Поймешь ли ты душою скромной
Стремленье сердца моего?
Иль посвящение поэта,
Как некогда его любовь,
Перед тобою без ответа
Пройдет, непризнанное вновь?

Дальше он пишет:

Твоя печальная пустыня,
Последний звук твоих речей
Одно сокровище, святыня,
Одна любовь души моей.

«Твоя печальная пустыня» — Мария Волконская к тому времени уже уехала в Сибирь к мужу-декабристу. Говорят, в черновике было даже «Сибири хладная пустыня». А кто-то из исследователей возражает: в 1820 году Марии было всего 15 лет, она была смуглым угловатым подростком и сильно уступала в красоте сестрам.  Так что о роли сестер Раевских в жизни Пушкина серьезные специалисты спорят давно и горячо. Может, он просто был влюблен в атмосферу дружного, культурного семейства, где к нему были ласковы, а присутствие четырех красивых барышень делало жизнь еще прекраснее.

Покинув Крым, Пушкин не сразу расстался с Раевскими. Какое-то время он будет гостить в их великолепном поместье, Каменке, под Киевом. «Теперь нахожусь в Киевской губернии в деревне Давыдовых, милых и умных отшельников, братьев генерала Раевского. Время мое протекает между аристократическими обедами и демагогическими спорами…Женщин мало, много шампанского, много острых слов…». Насчет споров — позднее стало известно, что Каменка — один из центров Южного общества. А насчет дам…  В донжуанском списке стоит имя Аглая. Так звали хозяйку поместья — Аглаю Львовну Давыдову. Дочь бежавшего от революции в Россию герцога де Грамона, она была настоящей француженкой. «Хорошенькая, ветреная, кокетливая. В шуме развлечений она искала средства не умереть от скуки в варварской России». О своем флирте с хозяйкой Каменки он написал стихи довольно едкие.

Давыдова.А..jpg

Потом был Кишинев.  Пыльный городишко, недавно еще владения Турции, уклад жизни он имел скорее азиатский. Прекрасные жительницы города, недавно еще почти гаремные затворницы, со всей страстью кинулись в водоворот европейских увлечений — балы, маскарады, моды. Пушкин прекрасно чувствовал себя в этой легкой жизнерадостной атмосфере.  Его жизнь была полна легких приключений. За прекрасных дам он и на дуэли дрался, кажется, вишневыми косточками, и под арестом сидел.

Калипсо-Полихрони.jpg

А в донжуанском списке осталось два имени: Пульхерия и КалипсоКалипсо Полихрони.  О ней писали: «Она была нехороша собой — маленького роста, с длинным сухим лицом, всегда нарумяненным». Но для Пушкина у нее было качество, которое выделяло ее среди других дам: ходили слухи, что она была возлюбленной Байрона. А это было именно то время, когда Пушкин переживал увлечение его стихами. Впрочем, Калипсо была явно незаурядной женщиной. «У нее был голос нежный и увлекательный, не только когда она говорила, но даже когда с гитарой пела ужасные турецкие песни. Пушкин переложил с ее слов на русских «Черную шаль».  Ей Пушкин посвятит стихотворение «Гречанке». Говорили, что позднее Калипсо удалилась в мужской монастырь, где жила под видом послушника. О том, что она — женщина, узнали после ее смерти.

А вот дочь боярина Варфоломеи Пульхерия не пела, даже почти не говорила, а лишь улыбалась Милая, наивная, она оставалась совершенно равнодушной к восхищению, которое она вызывала. Говорят, сам царь на балу в Кишиневе из всех дам именно ее выбрал на танец.

Впрочем, все эти кишиневские влюбленности едва ли сильно волновали сердце поэта. Но впереди была Одесса. Пушкину 24 года. Стараниями своего доброго ангела Александра Ивановича Тургенева он переведен из провинциального Кишинева в более цивилизованную Одессу. Сам граф Воронцов обещал заняться поэтом, взять его к себе, дать его таланту досуг и силу развиться. Как мы знаем, отношения Пушкина с графом не сложились. Но для развития его поэзии, для жизни сердца этот год в Одессе значил много. В донжуанском списке от одесского периода два имени: Амалия и Элиза.

Амалия-Ризнич.jpg

Амалия Ризнич — высокая стройная красавица с густой косой до колен, итальянка из Флоренции. Ее муж —  богатый коммерсант, держался на заднем плане, а молодежь валила к ней валом. Среди ее поклонников был Пушкин. Это был уже не легкий флирт. Когда читаешь стихи, которые связывают с именем этой женщины, в них страсть, муки ревности. В ту пору брату Льву Пушкин писал, что, страдая от ревности, он не заметил, как по 35-градусной жаре пробежал 5 верст.

В начале 1824 года Амалия родила ребенка и сильно болела. Муж увез ее в Италию, ей делалось все хуже, и в конце 1825 года она умерла от чахотки. Пушкин был уже в Михайловском, и в июле, получив известие о ней, отозвался стихами:

Под небом голубым страны своей родной
Она томилась, увядала…
Увяла, наконец, и верно надо мной
Младая тень уже летала;
Но недоступная черта меж нами есть.
Напрасно чувство возбуждал я:
Из равнодушных уст я слышал смерти весть,
И равнодушно ей внимал я

Сильная страсть оказалась так скоротечна. А, может, дело еще и в том, что одновременно с вестью о смерти Ризнич Пушкин узнал о казни пяти декабристов? Равнодушно приняв в первый миг весть о ее смерти, он будет к воспоминаниям о ней возвращаться снова и снова.  В Болдине, накануне женитьбы, Пушкин напишет:

Для берегов отчизны дальной
Ты покидала край чужой;
В час незабвенный, в час печальный
Я долго плакал пред тобой.

Удивительно, что страсть, которая так врезалась в душу поэта, по-видимому, могла соединяться с любовью к другой женщине. Элиза- Елизавета Ксаверьевна Воронцова. Я сделала о ней небольшой ролик, предлагаю вам посмотреть его.

В Одессе говорили о романе Пушкина и Воронцовой. А в черновиках Пушкина   головки, профили графини. В стихах фигурирует «мрачный демон» и ангел.  Демон  старший Раевский Александр, давно любящий Воронцову. Если любовь Пушкина к Ризнич отражена в его стихах, то об отношениях с Елизаветой Ксаверьевной ничего не известно, кроме деталей: перед отъездом она  подарила ему перстень с сердоликом. Этот знаменитый перстень с вырезанными на нем загадочными письменами он считал своим оберегом.

Почему Пушкина выслали из Одессы в Михайловское?  Кто-то говорил, что Воронцов ревновал. Отправиться из солнечной Одессы под надзор отца, с которым не ладил, в глухую псковскую дыру  Пушкин был в отчаянии. Ну и женское общество  после красавиц Одессы поначалу вызывало раздражение. Впрочем, о его ссылке в Михайловское можно подробно прочитать в моем материале, пройди по ссылке: Михайловское, Тригорское — экскурсия по пушкинским местам

В стихах Пушкина, начиная с середины 20-х годов все чаще возникают возвышенные образы Гения чистой красоты, Богородицы.

Ты богоматерь, нет сомненья,
Не та, которая красой
Пленила только дух святой,
Мила ты всем без исключенья;
Не та, которая Христа
Родила, не спросясь супруга.
Есть бог другой земного круга —
Ему послушна красота,
Он бог Парни, Тибулла, Мура,
Им мучусь, им утешен я.
Он весь в тебя — ты мать Амура,
Ты богородица моя.

     Интересно, что именно в это время у Пушкина меняется отношение к женщинам.  Он  активно начинает искать жену. В его поиске есть что-то лихорадочное. Приехав из Михайловского, два раза увидев свою дальнюю родственницу Софью Пушкину, он делает ей предложение. Ему отказывают, там уже есть жених. Ну и ладно, Пушкин ездит к Ушаковым, и в Москве считают, что он женится.  Ему хорошо в этой семье, с Екатериной Николаевной у него какие-то светлые доверительные отношения. Они много шутят, с ней можно говорить о стихах. Он бывает у них порой по три раза на день, пишет в альбом стихи:

Ушакова-Е..jpg

Но вдруг уезжает в Петербург, и начинает ухаживать за Анной Олениной.

Вяземский пишет жене: «Пушкин думает и хочет дать думать девице Олениной, что он в нее влюблен и играет ревнивого». Говорят, даже посватался к ней. По одним сведениям, получил согласие, но опоздал на помолвку, все расстроилось. По другим — был отвергнут, но тоже не огорчился. Такой вот роман, что даже сказать о нем нечего. Но, между тем, имя Анны стоит в его донжуанском списке. И самое удивительное, что целая россыпь прелестных стихов так или иначе связаны с этой девушкой. Это и «Не пой, красавица, при мне», и «Ее глаза», и «Ты и вы».

Оленина-А..jpg

Кажется, в последние годы своей холостой жизни сердце Пушкина не занято всерьез ни одной красавицей, и вместе с тем, самые лучшие любовные стихи рождаются именно тогда. О том, кому они посвящены, можно спорить, но однозначного ответа нет. Это и «Я вас любил, любовь еще, быть может», и «На холмах Грузии лежит ночная мгла». Кто-то говорит, что они посвящены Олениной, другие считают, что Гончаровой. А, скорее, никому в отдельности. Где-то там, в мире поэзии он обрел свой идеал — идеал светлый и высокий.  Может, он этот идеал примеряет к московским и петербургским барышням, как принц туфельку? И не может найти соответствия? А, возможно, изо всех кандидатур он в конце концов, так настойчиво стал добиваться руки Натальи Гончаровой, потому что она к этому идеалу, как ему казалось, была всех ближе?

Гончарова-Н.Н..jpg

Он будет потом называть Наталью Николаевну «моя косая мадонна», и знакомые будут говорить об особой одухотворенности ее лица, о печати страданий на ее лице: «Жена Пушкина хороша. Но страдальческое выражение ее лба заставляет нас трепетать за ее будущее», писала Долли Фикельмон. Наталья — последнее имя в «донжуанском списке». Может, правда, в ней идеал поэтический сочетался с идеалом женщины реальной? Во всяком случае, Пушкин, женясь на Гончаровой, как он сам говорил, «без упоения, без ребяческого очарования», любил ее нежно. О Наталье Гончаровой вы тоже можете посмотреть мой видеосюжет.

Женщины, которых серьезно или несерьезно любил Пушкин — чаще всего в них не было ничего особенного. Но в свое время на них упал луч солнечного гения Пушкина, превратив их обычные жизни в явление поэзии. Он сделал их действующими лицами в пьесе под названием «Жизнь Пушкина». Он сам ее написал, сам раздал роли. Кому-то досталась роль хорошенькой горничной, кому-то роковой женщины, а среди этого хоровода он сам — остроумный, обаятельный, каким он и бывал в обществе хорошеньких женщин. И отступают все тяготы перед этим искрящимся весельем праздника. А чтоб мы не сомневались, кто автор этой пьесы, он собственноручно написал для нас страницу: список действующих лиц под названием «донжуанский список Пушкина».

 

 

 

2 thoughts on “Любовь в стихах и жизни Пушкина.”

  1. Просто «ах!», чудесно! Огромное удовольствие получила от прочтения. Спасибо, Наталья Всеволодовна!

  2. Спасибо, Наталья Всеволодовна, от всех нас, для кого прочитать и вспомнить, и неизвестное узнать было большим удовольствием, и от имени самого Александра Сергеевича, что не забыли о его дне рождения. Именно так — без вульгарного любопытства, а с чутким вниманием к каждой из них -неповторимых.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *