Сакен Сейфуллин

Я предлагаю вашему вниманию краткую биографию Сакена Сейфуллина,  который сочетал в себе талант поэта, ум государственного деятеля и темперамент борца, а также биографический фильм о нем. Начало 20 века — эпоха сложная и противоречивая. В это время будет сломано много судеб прольется много крови. Но никто не станет отрицать, что именно в этот период появится много ярких личностей, оставивших след и в литературе, и в науке, и в истории своего народа. Один из таких людей — Сакен Сейфуллин. За 45 отпущенных ему лет этот мальчик из бедной семьи кочевников, прошел большой путь.

Он родился в 1894 году. Настоящее его имя — Садвокас, но дома мальчика ласково звали Сакен. Под этим именем он и вошел в литературу. В ауле, где Сакен рос, было немало талантливых акынов, часто проводились айтысы. Мать его славилась как отличная сказительница, так что будущий поэт с детства  жил в атмосфере любви к родному языку и преданиям своего народа. Но ему предстояло много узнать, чтоб достичь чего-то в жизни. В 10 лет Сакен поступил в русско-казахскую школу при медеплавильном заводе. В 14 лет оторвался от дома, отважно отправившись в неблизкие города за образованием — Акмола, Омск. Омская учительская семинария давала хорошие знания, а еще ее молодые ученики, как и другие студенты предреволюционной России, мечтали о свободе.

омская-учит-семинария.jpg

Сакена Сейфуллина тоже захватят революционные идеи, он станет активным участников политического кружка «Бирлик», где молодые казахи увлечённо говорили о свободе своего народа. А Сакен, кроме пламенных речей, читал на заседаниях кружка свои стихи — размышления о жизни казахов.

Я пел бы радостные песни,
Да жизнь мне петь их не дает.
Но от земли до поднебесья
Передо мной весь мир встает—

Несправедливость, и обиды,
И торжествующее зло,
И люди, добрые лишь с виду,-
О, как на сердце тяжело!

И, видя неимущих слезы,
Слезами плачет грудь моя,
В очах моих сверкают грозы,
И песнь борьбы слагаю я.

Так писал молодой поэт, уже выпустивший  в 1914 году свой первый сборник стихов «Минувшие дни». В 1916 году Сейфуллин закончил учительскую семинарию и успел год поработать учителем, но настал 1917, революционная буря подхватила его и бросила в гущу жизни.  С 19 марта Сейфуллин в Акмолинске, его выбирают комиссаром Просвещения, он руководит молодежной организацией «Жас казах», пишет первую революционную песню казахов «Марсельеза казахского народа». Марсельеза -пожалуй, первая революционная песня в мире. Она была написана в ночь на 25 апреля 1792 года военным инженером Клодом Жозефом Руже де Лилем. Она стала гимном Французской революции. а потом песней революционеров всех стран. В 1875 году текст был перевезен на на русский язык. «Отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног». Стихотворение, написанное Сейфуллиным — не перевод  известной песни. Создавая свою «Марсельезу», поэт думал о реальной жизни казахского народа, но, конечно, революционный гимн ему был известен. Ведь в первые годы революции Сейфуллин искренне верил, что свобода близка.

Азамат, встань бойцом в общий строй,
Ты на мир свои очи открой,
Знамя красное — сила твоя,
Все под красное знамя, друзья!

Слишком долго терпел царский гнет
Наш несчастный отсталый народ,
Жертва жадных, жестоких господ,
Бессердечных и подлых людей,
Ловкачей и продажных судей.

Но впереди Сакена ждало суровое испытание. В мае 1918 года советская власть в Акмолинске была свергнута, Сейфуллин с другими лидерами был арестован. Дальше будут тюрьма, пытки, в 40-градусные морозы их пешком поведут в Петропавловск, оттуда — в Омск в имевшем мрачную славу поезде смерти атамана Анненкова, где люди гибли от холода и голода. Сейфуллин выжил, ему удалось бежать из омской тюрьмы. Он какое-то время скрывался в Омске, а затем, безлюдными степными дорогами 2 месяца пробирался в родной аул. Потом он напишет в стихотворении «Побег из тюрьмы»:

Я не выдержал неволи.
Клетку темную разбил,
Словно конь в широком поле,
Вновь на землю я ступил.

Уф! Как я взмахну крылами,
Словно сокол, полечу,
Землю вместе с небесами
Я в объятья заключу.

Не по мне темницы мерка —
Мне тюрьма сжимала грудь.
Как в неволе вольный беркут,
Я не мог крылом взмахнуть.

Без предела и без края,
С табунами и с людьми,
Степь, свободная, родная,
Ты к груди меня прижми.

Но без активной работы он своей жизни уже не представляет. В мае 1920 года Сейфуллин снова в Акмолинске. Опять занимается народным просвещением, а в декабре 1922 года его избрали председателем Совета Народных Комиссаров республики (главой правительства Казахстана).

Два года Сейфуллин возглавлял правительство. Много сделал, еще больше запланировал. Свою деятельность на высоком посту Сейфуллин начал с борьбы с голодом 1919 — 1922 годов. Одним из первых его декретов стал декрет об учреждении в республике архивного и музейного дела. Сейфуллин объявил сбор средств на восстановление мавзолея Ходжи Ахмета Яссауи.  Говорят, он мечтал в центре Казахстана создать образцовый город. Им должна была стать Акмола. Как видим, эти идеи были воплощены жизнь только в конце ХХ века.

Наверное, он был единственным главой государства, который писал стихи. Как он успевал? А, между тем, в 1922 году выходит его книга стихов — «Асау тұлпар» («Неукротимый скакун»). Вот одно их стихотворений, написанное в 1922 году — «Наша жизнь — экспресс». Сколько в нем энергии!

Сотрясая путь стальной,
Мир качая остальной
Бурей скорости шальной,
Наш экспресс летит вперед.

Разлучит ли близких двух,
Иль забудет друга друг,
Или кто-то вскрикнет вдруг —
Не замедлится полет.

Слезы милой — позади
И мольба: «Не уходи!».
Я прижал ее к груди,
Сел отважно на «стрелу».

Без оглядки мчит экспресс,
Скорость давит, словно пресс,
Тех, кто к нам случайно влез,
В наш экспресс, и сел в углу.

…То он скачет, словно конь,
То он вьется, как дракон, —
За вагоном мчит вагон
Через степи, через лес.

Не погаснет жар в груди!
Цель большая впереди!
Хоть молите: «Подожди» —
Будет мчать вперед экспресс.

Мчись, экспресс! Лети, свети!
Вихрь во мгле крути в пути!
Как звезда в ночи, лети
Бурям всем наперерез!

Пусть от страха плачет трус,
Но храбрец не дует в ус!
Крепнет сила братских уз!
Мчись вперед! Лети, экспресс!

Надо сказать, динамичные, рассчитанные на декламацию в больших аудиториях, с энергичным ритмом и сильной рифмой, стихи Сейфуллина отличались от традиционной казахской поэзии, которая часто  предполагала неторопливое исполнение под домбру. В этом новаторство поэта. Но Сейфуллину близка и тонкая лирика. Он пишет о красоте родной земли, например, в стихотворении «Летом в степи«:

Под шатровой сплошной синевой
Я лежу на кошме луговой.
В городах я томился тоской
По земле первозданной, степной.

В русле памяти вновь — ледоход,
Словно льдины друг друга теснят…
Вот я вижу — на пастбище скот,
Вот привал отдыхающих стад.

Тихо, тихо над гладью степной.
Солнце встало в зените над ней.
И ничто не тревожит покой
Отдыхающих в полдень степей.  (Оренбург 1923).

В 1922 году  вышла в свет его пьеса «Красные соколы».  Поэт радовался выходу своих произведений. Но вскоре против пьесы развернулась дискуссия Одни называли ее началом новой эпохи в казахской литературе. Но были и очень резкие отзывы, тем более обидные, что исходили от товарищей, которых он давно знал. Вот один: ««Не заблуждайтесь, считая эту пьесу казахской. Последняя часть, в которой автор старается показать жизнь казахов, фантазия Сейфуллина, а не жизнь казахов. О будущем этой книги могу сказать только одно, что она едва ли займет какое-либо место в казахской литературе. Коль так, зачем представляться красным соколом? И герои этой книги, показанные поверхностно, едва ли могут называться соколами…».  Все чаще писали о том, что произведения Сейфуллина не нужно читать казахской молодежи. Поэт понимал, чего его произведения не лишены недостатков, он готов был слушать справедливую критику,  но злая ругань глубоко ранила.

Пожалуй, больше всего усилий он потратил на сохранение казахского языка, народного фольклора. Сейфуллин вспоминал о сильном впечатлении, которое в детстве произвела на него песня времен джунгарского нашествия.  Она заставила его еще больше любить свою землю. Учась в Учительской семинарии, Сейфуллин собирал песни своего народа. Находясь на посту Председателя Совнаркома, в очень трудных условиях он нашел  деньги для издания «1000 казахских песен», собранных Александром Затаевичем.

В 1925 году пост первого секретаря компартии Казахстана занял Голощкин, на совести которого смерть лучших людей Казахстана, а также голод начала 30-х годов.  При нем Сейфуллина начали постепенно понижать. Впрочем, он будет по-прежнему занимать высокие посты в народном образовании: возглавлять вновь созданные вузы, редактировать журналы, работать над сборником казахского фольклора и, главное —  писать стихи, поэмы: «Кзыл-ат», «Альбатрос». Он искренне радуется чертам новой жизни: автомобилям, поездам, мчавшимся по старым караванным путям. В 30-е годы Сейфуллин начинает писать прозу: автобиографический роман «Тернистый путь», сатиру «Наш быт».

А в поэме «Кокшетау» переплелись современность и старинные легенды. Поэт пишет о красоте горного края последи степи:

Гора Кокшетау стройна, как сосна.
Дождями свой лик умывает она.
Плывут облака над ее головой,
Справляются: в здравье она иль больна?

Озера ее окружили толпой,
И каждое — в чаше лежит золотой.
Коль вы нездоровы — езжайте сюда:
Недуг исцеляет наш воздух степной.

Высокие сосны растут на горе,
Березы стоят здесь в зеленом шатре.
И ветер, пьянея от трав и цветов,
Их нежно колышет на ранней заре.

На самом верху тоже сосны растут,
Их корни крепки — ни за что не дадут
Деревья свалить. Неприступна гора —
Одни ястреба свои гнезда там вьют.

С вершины не сходит лиловая мгла.
Ни разу ее не касалась стрела…
Вдохнула б душа чистый воздух горы —
До гроба его бы забыть не смогла.

И если целуется солнце с горой,
То кажется местность вокруг золотой.
И снова раскроется бездна времен,
Века пред тобою пройдут чередой.

Об этой, о самой чудесной из гор
С деревьями ветер ведет разговор,
И шепчут о ней и трава, и листва,
И гулкие волны целебных озер.

Много преданий сложено об озерах, вершинах этого края.

Пускай они не писаны пером —
Народные изустные творенья,
Их, как живую память о былом,
Веками сохраняют поколенья.

Одно из них — предание о скале Окжетпис, что значит «стрела не долетит». Героиня его — калмычка, которую взял в плен Аблай-хан.

Он предложил ей самой выбрать себе мужа. И тогда она поднялась на высокую скалу и сказала, что выйдет за того джигита, чья стрела попадет в ее платок. Но ничья стрела не долетела до вершины.

Хоть каждый батыр был смел и умел
И целился наверняка,
Но ни одна из пущенных стрел
Не достигла платка.

Редела туча стрелков лихих,
А быстрое время текло…
Но никому покуда из них
С меткостью не повезло.

Лишь искры из камня выбить смогли
Каленые жала стрел.
Крылатый платок, приметный с земли,
Был так же, как прежде, цел.

Всех ждал один и тот же удел —
Не выиграв спор с высотой,
Никто из батыров
Не завладел
Желанною красотой.

Тому свидетели — озеро, лес
И пик с вершиной седой,
Что с той поры зовут «Ок-жетпес»,
Или: «Не достать стрелой».

Еще Сейфуллин пишет  о Жеке-батыре:

Об этом батыре рассказ был таков:
Он гору одну охранял от врагов.
Стоя на посту, он случайно вздремнул
И спящим остался на веки веков.
Глаза он закрыл, словно тайну хранит.
Зовется гора эта Жеке-батыр.

А вот предание о легендарном верблюде Бура.

Когда-то — история эта стара —
Верблюд здесь бродил одногорбый — бура,
И шерсть его белой на диво была,
Белее снегов и белей серебра.

Он пасся на склонах, норовист и смел,
Никто гордеца приручить не посмел,
Пил воду из озера белый бура,
Что тоже сияла светлей серебра.

Он был хранителем своего озера, предупреждал людей об опасности. Но однажды охотился в этих местах сын Аблая Касым.

Над озерной светлой водой
Под веселый гогот и вой
Развлеченье себе нашли —
Все живое разить стрелой.

Самым первым в страшной игре
Предводитель Касым.-торе,
Диким хмелем пьянит его
Кровь на стали и серебре.

Тут и вышел к нему бура
Воплощеньем живым добра,
И взметнулась остра и зла
Хамном пущенная стрела.

Был и меток Касым, и лют,
И от боли взревел верблюд,
Покачнулся, но не упал
И взбежал на крутой перевал.

И пропал бура с той поры
За отрогом седой горы.
И остался в печали народ
После ханской кровавой игры
А потом среди синих скал
Люд простой буру отыскал:
На коленях застыл верблюд,
Белым камнем
Навеки стал.

В 1926 году Сейфуллин женился на Гульбарам Батырбековой.  Он сделал ей предложение на другой день после знакомства. Высокая, с толстыми косами до пола, она ему сразу понравилась. Оценил поэт и то, что скромная степная девушка уже получила некоторое образование.  Она сначала оказала, говорят, что она — простая аульная девушка, а он образованный человек, который носит шляпу и трость. Он ответил: «Если тебе не нравится, я могу не носить шляпу и трость», Потом будет переписка.  Вот стихи, которые он обращает к Гульбарам:

Все делай, как знаешь… но люди
Пускай про тебя говорят,
Что внутренний мир твой богаче,
Чем самый богатый наряд!
Нет проку в пустом человеке,
Ведь в блеске своем показном
Он схож оболочкой наружной
С красивым, но горьким плодом.
Все эти тревожные мысли
В свою заключаю я речь,
Желая от грубых ошибок
По-братски тебя уберечь.
Поэтому в письмах советы
Любимице шлю я своей…
Ведь город, в котором живишь ты,
Лежит вдалеке от степей.

Сердце девушки не смогло не откликнуться на чувства поэта. Сакен будет внимательным и заботливым мужем. А она всю жизнь посвятит ему.

Сейфуллина-Г..jpg

Авторитет Сейфуллина растет. В 1934 году открылся первый съезд писателей Казахстана, где его назовут настоящим поэтом-революционером. В 1936 году он получает орден Трудового Красного Знамени, Сейфуллин представляет Казахстан на торжествах, связанных со столетием гибели Пушкина…  Как часто у нас гибли поэты! В августе 1937 был арестован Ильяс Жансугуров, волна арестов поднялась по всей стране.  Чувствовал ли Сейфуллин, что тучи сгущаются? 16 ноября 1936 года в семье родился долгожданный сын… 24 сентября 1937 года за ним пришли.

Сейфуллин-Сакен.jpg

Показания выбивали жестокими пытками. Рвали зубы, его знаменитые усы… И это чтоб предъявить стандартное обвинение в буржуазном национализме. В феврале 1938 года вынесли приговор, в апреле расстреляли. От Гульбарам все отвернулись. Она поехала к родственникам с маленьким сыном Аяном, но по дороге он умер, и несчастная женщина не запомнила место, где его похоронили. В 1938 году репрессии коснулись и ее. Она была отправлена в Акмолинский лагерь жен изменников Родины, где отсидела 7 лет.

Современники говорили об удивительной честности поэта и человека. Вот что писал о своем современнике Мухтар Ауэзов: «Правдивость Сакена пробуждала сердце и разум, окрыляла. Если он говорил о чувстве — это было истинное чувство, если он говорил о правде — это была  выстраданная правда».

Сабит Муканов был его другом. Он один, исключая жену, навещал его в тюрьме. Он тоже писал о характере Сакена : «Он  был человеком, который не знал, что такое ложь. У Сакена было много и друзей, и врагов. Никто из них ни тогда, ни сейчас не должны говорить, что видели или слышали, что Сакен говорит неправду. Сакен был человеком слова, и всегда исполнял обещанное. «

Конечно, по прошествии времени справедливость восторжествовала, Сейфуллин был реабилитирован. В Астане уже 30 лет работает его музей. Именем Сейфуллина названы улицы, учебные заведения, театры. Теперь он – казахстанский классик, его чтут и как литератора, и как общественного деятеля.

Но сколько бы он еще мог дать народу, если бы советская власть не была так расточительна, уничтожая самых одаренных своих граждан.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *