Старожилы Степногорска — ветераны войны

Я предлагаю вашему вниманию ролик о первых степногорцах — ветеранах Великой Отечественной войны и небольшую информацию о некоторых из них.  Мы всегда будем хранить благодарную память о солдатах и офицерах последней войны за то, что они ценой огромных усилий победили врага. Но мы, жители Степногорска, должны быть им благодарны и за наш город, ведь сколько среди первых степногорцев было участников Великой Отечественной войны!  Тогда об их подвигах не писали в газетах — да и не было в городе газет. И воспоминания их в 60-70-е годы не записывали, а если и записывали, то не сберегли. И сейчас приходится по крохам выискивать сведения, фотографии.

Мы в библиотеке  несколько лет назад решили собрать все, что  еще можно найти. Обращались в музей, листали старые газеты, искали альбомы, которые делали  на предприятиях, спрашивали знакомых. Так у нас набралось 205 имен. О ком-то написано подробно, о других — несколько строк. Напечатали за свой счет несколько экземпляров книг. В библиотеке есть один. Думаю, более полного издания о наших ветеранах уже не будет.

Биографии ветеранов.jpg

Я часто обращаюсь к сведениям, собранным в этой книге. И теперь, накануне 75 -летия Победы ищу в ней имена тех, кто приехал сюда в 50-60 -е годы и с первого колышка строил поселки, город, создавал комбинат. Вот  несколько  фрагментов фронтовых биографий наших земляков.

Сергей Прохорович Черненко — в военное время майор, командир отдельного воздушно-десантного батальона Карельского фронта, один из трех степногорцев- участников Парада Победы. Родился в 1917 году на Полтавщине.

черненко сергей прохорович.jpg

После окончания Днепропетровского индустриального техникума был направлен на работу в г. Златоуст Челябинской области, где работал сменным инженером, но вскоре был призван в армию. Его направили в  в Монголию, в полковую школу 293 полка. Обстановка в мире накалялась: Гитлер подтягивал к границе СССР войска. Курсант Черненко перевелся в Омское общевойсковое училище имени Фрунзе, которое закончил досрочно (началась война) в звании лейтенанта.

Воинский эшелон довез их до Вологды, потом маршем двинулись в направлении г. Чудово Сергей Прохорович рассказывает: «Эшелон шел до Чудово 2 недели, от Вологды маршевой ротой до ст. Вербки шли почти месяц. Это был ноябрь 1941-го г. Лили дожди, потом снег и морозы. Шли по железнодорожному полотну, только ночью, днем на всем пути подразделения сопровождали фашистские самолеты. Ночлег давали жители сел и деревень — за день обсушишься — ночью снова в поход. Появилось много обмороженных и тяжелобольных оставляли в местных больницах, везли на повозках. Так прошли маршем путь в общей протяженности 709 км.

С октября 1941-го г. по август 1942-го г. Сергей Прохорович воевал на очень трудном тогда Волховском фронте. Те, кто был  на этом фронте, навсегда запомнил его: шли непрерывные бои, не успевали хоронить убитых, было много раненых, не хватало боеприпасов, окружен был Ленинград.

С августа 1942 года капитан Черненко командир батальона в том же полку. Его ребята вели разведку боем, сдерживали финские войска, которые Гитлер направлял на Москву. В марте 44 года Черненко присвоили звание майора и отправили на Карельский фронт. Служил он командиром отдельного воздушного и батальона 309-го полка 99-й свирской гвардейской дивизии. В этих местах ему пришлось воевать с финнами: сильными, ловкими, хорошо знающими лес и помнящими войну 40-го года В сентябре 1944-го г. наступил конец войне с Финляндией.

Война шла на убыль, все ближе продвигаясь к столице Германии. В воздухе витал дух Победы. Сергей Черненко и его товарищи, были направлены курсы усовершенствования офицерского состава в Москве, там их и застала Победа. Офицерам приказали готовиться к Параду Победы. Совершали тренировочные прыжки с самолета, дирижабля. Но И. Сталин, боясь плохой погоды, запретил их, и началась наземная подготовка. Делали по десять марш-бросков ежедневно,

День парада Сергей Прохорович помнит четко: «Моросил дождь, мы строились в шеренги. Я стоял в третьем ряду, третий справа. Стояла трепетная тишина. Выехал на белой лошади командующий парадом маршал Жуков, поздравив всех поочередно с Днем Победы. (По материалам из сборника «Бросок в бессмертие»)

Николай Иванович Коробкин  на фронт попал в 1941 году.

Коробкин.jpg

Вот фрагмент его воспоминаний. Передовая провожает разрывами снарядов и минометов то слева, то справа. Группа разведчиков идет по образованному для них коридору вперед, в неизвестность, в окно, за «языком». Знают, что окно это может быть последним в их жизни. Знают, но стараются об этом не думать. Почти все время по-пластунски — грязь ли, снег ли.

Уходили обычно на двое суток в разведку. А пароль менялся через сутки, а то и чаще. Бывало, и пулеметом по нам пройдут, 2-3 очереди, бывало, что разведчики и от своих ранения получали. А подойдешь поближе: «Хендехох»! Поднимаешь руки, выходишь. А что делать? Он же не знает, кто ты. Потом, конечно, в первый отдел звонят, проверяют.

Франц Петрович Гуща прошел от Сталинграда до Берлина.

Yes

Когда на рассвете 22 июня Слуцк подвергся бомбардировке фашистской авиации, ни Франц, ни его товарищи еще не верили, что это война — а вдруг провокация? Войну начал старшим сержантом, помощником командира взвода разведки на Западном Фронте. Когда в одном из тяжелых боев уже под Смоленском убило командира взвода, принял командование на себя. После первого ранения и госпиталя попал на Юго-Западный фронт. В газете «Красная Армия» опубликован приказ по войскам Юго-Западного фронта от 19 декабря 1941 года. Среди награжденных орденом Ленина за образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом доблесть и мужество — Франц Петрович Гуща. С января 1942 года, уже в звании младшего лейтенанта, Франц Гуща командует взводом разведки. Немало отважных рейдов в стан врага совершили он и его ребята, немало ценных «языков» добыли они.

«Иногда попадали в такие отчаянные ситуации», — вспоминает Франц Петрович, — что надежд на возвращение из-за линии фронта, казалось, никаких нет. Но выручала смекалка, находчивость, выносливость, а зачастую, дерзость и риск».

Для Андрея Фёдоровича Четверикова его война началась сразу 22 июня.  Железнодорожник, он еще в 1940 году  был мобилизован на строительство дорог.

Четверяков Андрей Федорович.jpg

Батальон, в котором служил Андрей Четвериков, был передислоцирован в район города Львова. Несколько дней колесили по стране в пыльных теплушках, наконец, выгрузились в поле, натянули брезентовые полотна вместо палаток и легли спать. А утром — тревога! На календаре было 21 июня 1941 года.

Неделю жили в лесу. В суматохе первых дней войны никто не знал, что делать, куда идти. Ждали приказа, а его не было. Уже совсем рядом слышна была бомбежка, когда командир приказал взять только самое необходимое, остальное сжечь и пешим строем двигаться на восток.

На дорогах творилась неразбериха: одни шли на восток, другие — на запад. Над головами то и дело появлялись немецкие самолеты. Вскоре солдаты не только услышали, но и увидели войну, когда наткнулись на разбомбленный немецкой авиацией артиллерийский обоз. Эту жуткую картину Андрей ясно вспомнил много лет спустя, когда читал роман «Живые и мертвые». В книге все было описано так, словно сам автор стоял тогда, в 41-ом, рядом с Андреем Четвериковым. А что могли противопоставить авиационной бомбе безусые солдатики железнодорожных войск? Только винтовочный выстрел.

Кое-как добрались до города Казатина. Здесь командиры начали собирать разрозненные группы солдат. Вновь сформированные части почему-то стали возить с места на место. То они стояли под Киевом, то собирали урожай где-то на Полтавщине. Хотя и это было необходимо — не оставлять же хлеб немцам, свою армию кормить надо.

Осенью 41-го под Можайском он вместе со своими товарищами строил в Подмосковье площадки под выгрузку военной техники, восстанавливал разрушенные бомбежкой железнодорожные пути. Но оказалось, что на войне нужно уметь не только строить. Не менее важно уметь грамотно разрушать. Эту истину Андрей постигал, когда учился подрывному делу. Немцы рвались к Москве, и их нужно было задержать любыми способами. Сегодня Андрей Четвериков получает задание взорвать железнодорожные пути, завтра их нужно было отремонтировать, чтобы пропустить свой бронепоезд, потом снова взорвать. И так изо дня в день — пути взрывали, ремонтировали, охраняли.

Спали где придется: то в теплушках, то в пустующем клубе, а то и просто под открытым небом. В конце лета Андрей Четвериков был откомандирован в Саратовское танковое училище. Армии срочно требовались танкисты, и командование, по-видимому, считало, что проще будет обучить грамотных, толковых, «обстрелянных» бойцов, одним из которых был Андрей Четвериков. Но руководство училища распорядилось по-своему: неопытных юнцов взяли, а фронтовиков, по неизвестной причине, отправили в запасной полк. Впрочем, долго в запасе их не держали. Отмыли в бане, переодели — и снова застучали колеса. На этот раз Андрея Четверикова ждали окопы под Сталинградом. Об этом периоде своей жизни Андрей Федорович рассказывает очень скупо, однако его китель украшает медаль «За оборону Сталинграда». О чем еще говорить?

В 1943 году он уже командовал стрелковым взводом и носил погоны лейтенанта. В том же 43-ем получил первое и очень серьезное ранение в ногу. Ему повезло – ногу удалось спасти. Еще одно ранение Андрей Четвериков получил уже в боях за Украину. Его взвод должен был занять плацдарм на берегу реки. Стырь в Волынской области. Немцы оборудовали там несколько пулеметных точек и не давали нашим бойцам высадиться на берег. Вся прибрежная территория была как на ладони и простреливалась немцами, а переправу обеспечить надо.

С автоматом на пулемет идти было немыслимо, но приказы ведь не обсуждаются. Андрей Федорович говорит об этом просто: «А что? Обезвредили пулеметчика!». За выполнение задания Четвериков был награжден орденом «Красная звезда». Награды на фронте не вручали. Бойцы узнавали о них из фронтовых газет, где печатались списки награжденных. Все свои награды (а были еще два ордена Отечественной войны 1, 2 степени и медаль «За оборону Москвы») Андрей Федорович получил уже после войны.

Армия с тяжелыми боями двигалась на запад, и вместе с нею двигался стрелковый взвод Андрея Четверикова. Но до Берлина дойти ему не пришлось. В 1944 году после очередного ранения при взятии одной из высоток на территории Украины его комиссовали. Как ни странно, пуля попала как раз в ту ногу, в которой он все еще носил осколки после первого ранения (40 лет спустя их остатки вытаскивали степногорские хирурги). Андрей Федорович до сих пор добрым словом вспоминает тех военных хирургов, благодаря которым он до сих пор ходит на своих ногах, несмотря на то, что одна нога стала на 5 сантиметров короче другой. Но это последнее ранение поставило точку в его военной биографии.

Валериан Кондратьевич Козлов в армию был призван еще в  1939 году. Его часть находилась недалеко от границы.  22 июня сорок первого года их разбудили выстрелы. После семи дней упорных боев они были вынуждены отступить.

Козлов.jpg

Козлов был ранен, а, выйди из госпиталя,  с такими  же ранеными отправился пешком до Пензы, а до нее полторы тысячи верст.  Идти пришлось по железнодорожному полотну, так как продовольственный паек солдаты могли получить только на железнодорожных станциях. Паек был скуден — приходилось выкапывать картошку, просить еду у населения. Спали в лесу, в стогах.

Ветеран вспоминает: «О трудности этого тылового похода можно привести лишь один пример. В его начале на мне были добротные кавалерийские сапоги, а в конце от них остались одни голенища. Вскоре прибыли представители военного округа и направили Валериана Кондратьевича в Свердловское пехотное училище. После восьми месяцев учебы ему присвоили звание лейтенанта. В сентябре сорок второго сформировали эшелон — и сразу отправили под Сталинград. Там новых бойцов  «раскидали» по подразделениям. Козлов попал в 44-й гвардейский стрелковый полк, который оборонял южную часть Сталинграда. “На наших позициях была такая чехарда, что частенько невозможно было определить, в кого стрелять — все смешалось: и наши, и немцы, а исход боя тут решался в жестоких рукопашных схватках”.

Валериан Кондратьевич командовал взводом станковых пулеметов, знаменитых «максимов». Это было надежное и мощное по тем временам оружие. Правда несколько тяжеловатое, но зато, если хорошо установить на основной огневой позиции, то его очереди, как косой выкашивали гитлеровцев, идущих в атаку или отступающих. Об ожесточенности боев говорит такой факт, что за три месяца, боев под Сталинградом, в его роте не было вечера, чтобы не поступало пополнения взамен убитых и раненых

Бармалдык Раисов в октябре 1941 г. был добровольно зачислен в армию Акмолинским горвоенкоматом и отправлен на фронт. Боец из Казахстана свое первое боевое крещение получил в ноябре 1942 г. под Сталинградом.

Раис.jpg

Здесь его ранило и  его отправили  в госпиталь  в Котельниково,  где он лечился до января 1943 г. Потом снова воевал в Сталинграде,  в 94-й отдельной стрелковой бригаде, которая готовилась к штурму тракторного завода. Раисов, как говорили товарищи, был, прирожденный разведчик; при штурме здания завода он обнаружил огневые точки противника, мешавшие овладеть СТЗ. Противотанковыми гранатами он уничтожил вражеские гнезда. За это был отмечен наградой. Дальше бойцы штурмовали здание железнодорожного вокзала и уничтожили группировки Паулюса. Сталинград был полностью освобожден.

Потом Раисов воевал под Курском. Во время танкового тарана под Прохоровкой он находился в группе истребителей танков. Дальше с боями освобождали г. Белгород, а танковое сражение на Огненной дуге, думаю, помнят все, кто там был, до сей поры».

Затем дивизию двинули на Харьков, но сразу освободить город не удалось: нужны были сведения о противнике, т. е. нужен был «язык». Идти в разведку право дали добровольцам. Первым сделал шаг вперед русский сержант по прозвищу «цыган». Выбирая себе напарника при обходе строя, он выбрал Раисова. Вдвоем они пошли в разведку, с огромным трудом перешли нейтральную полосу. Пленный, рядовой немецкой армии, дал ценные показания. Снова начали атаковать Харьков, и в августе 1943 г. он был освобожден.

2 мая 1945 г. советские воины полностью захватили Рейхстаг. В Берлине состоялся военный парад стран-союзниц: СССР, США, Англии, Франции. Казахский паренек, разведчик, участвовал в том военном параде.

Еще о наших ветеранах можно почитать, пройдя по ссылкам: Фронтовые фотографии ветеранов — степногорцев

и Виртуальная экскурсия в степногорский музей

 

3 thoughts on “Старожилы Степногорска — ветераны войны”

  1. Спасибо да статью и дух Памяти героям! К сожалению ветеранов меньше с каждым днём. Недавно, сразу после праздника Дня Победы, ушёл из жизни Быков Александр Матвеевич, про которого отзывались как об очень позитивном и улыбчивом человеке. Светлая Память!

  2. Да, я тоже слышала. Остались Плюйко, Дорош,Посохова. Видели ролик про наших афганцев и как они ветеранов поздравляли?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *