Средневековая Япония: кратко об искусстве, поэзии, религии

Япония культура

В средние века в Японии сложилось многое из того, что восхищает нас в этой культуре сегодня. И дело не только в том, что чайная церемония, самураи, икебана, бонсай, сад камней монастыря Реандзи, гравюры Хокусая и ширмы Огаты Корина, стихи Сайге и Басе сегодня живо интересуют людей в разных странах. Как раз в средневековье сложился удивительный японский характер, в котором сочетаются чувство долга и способность восхищаться красотой природы, восприимчивость к новому и глубокое уважение к старине. Японцы живут в бешеном современном ритме, но умеют отложить все дела, чтоб любоваться цветением сакуры или видом на Фудзияму. Я предлагаю вам краткий обзор культуры средневековой Японии и презентацию. Чтоб посмотреть или скачать ее, кликните по картинке в начале поста. Японская средневековая история делится на периоды, названные по именам столиц: На́ра, Хэйа́н, Камаку́ра, Мурома́ти, Эдо.

Содержание

  1. Эпоха На́ра. Синтоизм и буддизм. Храмы Касуга- тайся и Хорю-дзи.
  2. Эпоха Хэйа́н. Женская проза Японии. Сайге и его стихи. Возникновение в живописи стиля ямато-э.
  3. Эпоха Камаку́ра. Дзен-буддизм. Появление портрета.
  4. Эпоха Мурома́ти. Золотой павильон. Сад камней при монастыре Рёандзи. Японские сады. Чайная церемония. Японский дом. Икебана. Театр Но. Художник Сэссю. Школа Кано.
  5. Эпоха Эдо«Бусидо́». Театр Кабуки. Гейши. Сумо. Рэнга. Басё и его хайку. Огата Корин, ширмы. Гравюры — укиё-э. Хокусай. Хиросигэ. 

Эпоха На́ра (646 – 794 гг).

Древняя столица Нара находится недалеко от современного Киото. Сегодня там живет 350 тысяч жителей и 1500 пятнистых оленей, которых почитают в городе много веков, потому что, по преданию, на белом олене въехал в город то ли первый император, то ли один из многочисленных богов. Надо сказать, именно в эпоху Нара Япония стала складываться как централизованное государство. Тогда же был создан свод законов, который много веков считался базовым и неизменным. Именно в этот период были написаны исторические хроники Кодзики (712 г.) и Нихон сёки (720 г.). Был составлен сборник стихов Манъёсю (759 г.). Надо сказать, писали тогда в основном на китайском языке и вообще влияние Кореи и Китая в Японии было значительным.

В эпоху Нара утвердились 2 главные религии японцев: синтоизм и буддизм. Как и все древние народы, японцы одухотворяли и обожествляли силы природы. Вера в то, что камни, горы, деревья — места обитания духов получила название синто́́ («путь богов»). Надо сказать, у других народов древние верования постепенно вытеснялись новыми религиями. У японцев было иначе. Как раз с приходом из Китая буддизма в VI-VII века японцы почувствовали потребность упорядочить свои представления о богах, духах и их почитании. Так оформился синтоизм. Главное, чему он учит — жизнь в гармонии с природой.

Синтоизм научил японцев быть чуткими к красоте природы. Не случайно цветение сакуры стало национальным праздником. А восхождение на гору Фудзияму — сродни паломничеству. Для любования природой в японском языке есть свои наименования: момидзига́ри – «любование осенними листьями клёна», юки́ми – «любование тихими снегами», цуки́ми – «любование луной».

В буддизме жителям островов было близко представление о мимолетности и непрочности земной жизни. В стране, где очень часто бывают цунами, землетрясения важно иметь философское отношение к превратностям судьбы. Поэтому японцы ценят красоту мимолетного, недоговоренного. Они обозначают это словом «югэн». Своей недосказанностью нас привлекают и японские стихи, и картины в стиле хабоку. Для японцев обе религии важны. В синтоистских храмах они празднуют рождение детей, свадьбы, в буддийские приходят, чтоб почтить память умерших.

В VII веке был простроен буддийский храм Хорю-цзи в Нара. Его строил еще принц Сотоку, при котором началось распространение буддизма в Японии. В храме сохранились древние статуи и фрески.

Японские храмы

Один из трех самых почитаемых синтоистских храмов — Касуга тайся тоже был построен в эпоху Нара. Его двор украшают 3 тысячи каменных и бронзовых фонарей, которые зажигают по праздникам. По лесу, окружающему святилище, ходят олени. Традиционно каждые 20 лет храм перестраивали.

Эпоха Хэйа́н (794 – 1185 гг).

 В 794 году столицу из Нары перенесли в Хэйан, который сегодня называется Киото. Период этот нельзя назвать спокойным: и народ бунтовал, и самураи набирали силу. Но именно в это время в придворных кругах создается изысканная литература, уже свободная от подражания китайской.  Это был настоящий галантный век японского средневековья. От кавалеров, и дам требовалось умение играть на музыкальных инструментах, писать изящные письма, стихи. Этому способствовало создание собственного слогового письма — кана.   Знатные дамы писали не только письма и дневники, но и романы. Женщины редко покидали свой дом, не имели возможности общаться за пределами своей семьи, где они тоже должны быть «невидимы» и «неслышимы». Так что, в какой-то мере они компенсировали невозможность общения в творчестве. В эпоху хэйан наблюдается расцвет женской литературы. Придворная дама Сэй Сёнаго́нжившая в  Х — ХI веках, написала «Записки у изголовья», книгу, которую читают до сих пор. Возле ее кровати был ящичек, там хранился дневник, где она рассказывала о жизни при дворе императрицы Тэй-си. Впрочем, говорят, некоторые крестьяне тоже вели дневники. А вот «Повесть о Гэндзи», созданная, кажется, тоже придворной дамой — это уже средневековый роман, повествование о принце Гэндзи, сыне императора и наложницы.

Сайгё (1118 — 1190)

В конце эпохи Хэйан, жил поэт Сайге  легендарный еще при жизни. Знание его стихов было обязательным для всякого образованного человека. Он принадлежал к высшей аристократии, из рядов которой выходили императоры и поэты. Но в 22 года постригся в монахи и стал странствовать. Сайге писал пятистишья — танка, что переводится как «короткая песня». Они о хрупкой красоте мира. Ему казалось, что именно в них лучше всего воплощается истина Буды. Вот некоторые пятистишья Сайге.

Росы не пролив,
Ветку цветущую хаги
Тихонько сорву.
Вместе с лунным сияньем,
С пеньем цикады.

Если этой весной,
Грубый плетень задевая,
Кто-то придет сюда
Дышать ароматом сливы,
Он станет другом моим!

Словно приписка
В самом конце посланья —
Несколько знаков…
Отбились в пути от своих
Перелетные гуси.

В эпоху хэйан получило распространение выражение моно-но аварэ — «печальное очарование вещей». Стихи Сайге — прекрасное воплощение этого понятия.

Горы Ёсино!
Там видел я ветки вишен
В облаках цветов,
И с этого дня разлучилось
Со мною сердце мое.

Ах, если бы в нашем мире
Не пряталась в тучи луна,
Не облетали вишни!
Тогда б я спокойно жил,
Без этой вечной тревоги…

Стиль ямато-э

В это время в живописи возник стиль ямато-э, «японский стиль» в противоположность картинам в китайском стиле кара-э.  От китайских картин произведения стиля ямато-э отличались более яркими красками, использованием золота. Силуэты нового стиля были более четкими.  Если поначалу за основу брались китайские пейзажи и сюжеты, то художники стиля ямато-э стали рисовать любимые японцами сакуру, дикие хризантемы, оленей в траве. Живопись в Японии существовала в виде росписи ширмбёбу, вееров, раздвижных дверей — фусума. Так как ширмы собирались из нескольких частей, то на каждой изображался отдельный сюжет. Часто они образовывали циклы, например, 4 времени года. Художники эпохи Хэйан создавали картины  и на сюжеты литературных произведений.

Вот иллюстрация к «Повести о Гэндзи» XII века. Ее стали иллюстрировать сразу после того, как она была написана, но те картины не сохранились. Считается, что это самый ранний сохранившийся пример живописи ямато-э.

Эпоха Камаку́ра (1185 – 1333).

Если культура эпохи Хэйан создавалась аристократами при императорском дворе, то в следующий период на историческую арену вышли самураи. Теперь страной фактически правит сегун. Клан суровых воинов Минамото, который отныне контролировал императора, утвердил свою столицу в рыбацкой деревне Камакура, окруженной лесами и морем, они являлись естественной защитой столицы. Какое искусство было близко простым воинам, не искушенным в китайском искусстве и придворных тонкостях ? Конечно, военные рассказы. Тогда утвердился жанр героических повестей гунки. Их рассказывали бродячие буддийские монахи. Надо сказать, культура периода Камакура создавалась в значительной мере в буддийских монастырях.

Как раз в XII веке в Японии утвердился дзен-буддизм, направление, которое придавало особое значение созерцанию, медитации. Считалось, что именно так можно достичь, просветления – сатори и обрести пророка внутри себя. Вообще дзен-буддизм оказался очень близок самураям, ведь он включал в себя культ долга, презрение к смерти и к богатству. Те физические упражнения, которые выполняли монахи в поисках просветления, были полезны и воинам. Дзен-буддизм учил видеть отблески вечности в обыденных вещах. Говорят, бесстрашные в бою самураи могли быть поэтами в душе.

В эпоху Камакура в военной среде стало популярно чаепитие. Раньше оно было распространено среди монахов, которым нужно было подкрепить свои силы во время длительных медитаций. В XII веке монах Эйсай поднес правителю Минамото книгу, где рассказывалось о пользе чая. Поначалу чаепитие самураев было шумным праздником, где помимо чая, развлекались и пили сакэ. Но монах Даё (1236—1308) разработал процедуру чаепития.  Ритуалы, которым следовали участники тя-но-ю́ распространились  и в среде самураев.

В живописи этого периода был распространен жанр эмакимоноизображение битв на длинных горизонтальных свитках. Но, что еще важнее, художники стали рисовать реальных людей, так появился портрет. Наиболее известен портрет Минамото Ёритомо, первого сегуна — воина-правителя.

Эпоха Мурома́ти (1392 – 1568 гг).

 В этот период столицей  Японии стал Киото. А почему эпоха называется Муромати? По имени района города, где находилась ставка сёгуна. Время было сложное: междоусобицы, восстания бедноты. Например, в 1486 году самураи  прогнали всех чиновников и 8 лет сами управляли провинцией Ямасиро, в другом месте последователи одной буддийской секты сохраняли независимость от бюрократии целое столетие. Интересный опыт…

С развитием торговли, производства стало появляться больше городов, и городские жители уже отстаивали свои права в борьбе с самураями. Шире становился круг людей, которые интересуются живописью, литературой. Религии продолжали играть большую роль в жизни людей, но искусство все чаще носило светский характер. Надо сказать, большая часть того, что мы сегодня считаем  достижениями японской культуры создано именно в эпоху Муромати.

В 1397 году сёгун Асикага Ёсимицу построил Золотой павильон в Киото. Название это не случайно, потому что его стены и впрямь покрыты листами золота. Павильон похож на храм, но это загородный дворец, где  на 1 этаже сегун проводил приемы, на втором проходили чайные церемонии, на третьем был небольшой храм. Когда вскоре Асикага Ёсимицу ушел от дел и стал монахом, он уединился в этом роскошном здании. Павильон несколько раз горел и восстанавливался в средние века, а в 1950 году его поджег монах. Здание реконструировали по старым фото, и Золотой павильон по-прежнему является одной из главных достопримечательностей Киото.

Но золото,  роскошь в японской культуре — скорее исключение. Через несколько десятилетий в искусстве снова восторжествовала изысканная простота. И когда в середине XV века в том же Киото был построен Серебряный павильон, его уже не покрывали листами драгоценного металла. Но, говорят, в лунные ночи отблеск луны окрашивал этот деревянный павильон в серебристые тона.

Буддийский монастырь Рёандзи был построен в 1450 году. Его название означает «Храм покоящегося дракона». Он не раз горел, потом восстанавливался — обычное в Японии дело. Но больше всего привлекает людей знаменитый сад камней при монастыре. Тысячи туристов приходят сюда и смотрят на 15 камней, разложенных на песчаной площадке. Не склонным к созерцанию европейцам трудно понять, что в этом находят японцы. Вообще камни — издавна объект поклонения японцев. Их никогда не использовали для строительства, считая посредниками между человеком и богами. Японцы разговаривали ними и просили о помощи. У сада камней Реандзи есть одна особенность: с любого места видно только 14 камней. Говорят, увидеть 15-й можно только в состоянии просветления.

Как и китайцы, японцы стремились к гармонии инь и янь. Поэтому камни и вода — обязательные элементы сада. Камни есть в любых садах Японии, даже если это крохотный садик цубо площадью 3,3 квадратных метра, разбитый во дворике дома или в помещении, чтоб иметь возможность даже в городе видеть природу.  Вообще сады очень важны для Японии, ведь синтоизм учит созерцанию природы, а дзен буддизм говорит, что она — «тело Будды» и проявление Высшей Гармонии. В садах мало цветов, ведь они должны быть красивы в любое время года. В разных садах есть свои герои: камни, мох, деревья.

Чайная церемония

К XVI веку совместное распитие чая окончательно превратилось в сложное действо под названием чайная церемония, которая предполагала, что во время нее участники отрешатся от мирских страстей, и в их душах утвердятся тишина, покой. почтительность и гармония. Сначала гости шли через тянива — сад при чайных павильонах. Проходя по нему, они должны были оставить позади житейские заботы, амбиции и настроиться на возвышенный лад. Дальше все входили в чайный павильон — тясицу́, где все было подчеркнуто скромно. Даже дверь была низкая, чтоб каждый, кто входит, был вынужден поклониться. Надо сказать, среди эстетических принципов японцев важное место занимает ваби прелесть простоты. В противоположность соседям китайцам, японцы никогда не ценили роскошь и пышность. Единственным украшением павильона был свиток, картина или икебана в нише токонома.

Посуда была грубая, керамическая, желательно, чтоб чайные принадлежности несли на себе налет старины. Ценилось, если ею пользовались несколько поколений. Здесь вспомним еще об одном эстетическом принципе — саби —  его порой трактуют как красоту древности. Знатоки чайной церемонии считают, что настоящий чай получается в очень старых глиняных чайниках, которые впитали в себя запахи этого напитка за много лет.

Хозяин, заваривая чай, строго следует ритуалу. Здесь важны жесты, мимика. Сначала подают крепкий чай в одной чаше, которую гости передают по кругу. Затем наливают каждому. Во время чаепития ведется беседа, не связанная с повседневностью. Темой может быть поэзия, философия, любование осенними листьями и т д

Тогда же сложился интерьер традиционного японского дома. Небольшие маты из местного тростника — татами были известны и раньше, но в эпоху Муромати ими стали застилать весь пол. Поначалу они использовались только в богатых домах, а позднее стали непременной частью оформления любого японского дома. На татами японцы едят, спят, работают и вообще живут. Говорят, даже в современных многоэтажных домах есть комната, где пол покрыт этими матами.

В минималистических японских интерьерах появилась ниша токонома, место, отведенное для произведения искусства. Это может быть свиток с каллиграфической надписью, картина, цветочная композиция.

Кстати, искусство цветочной аранжировки — икебаны утвердилось тоже в эпоху Муромати. Зародилось оно в буддийских монастырях. Монахи делали композиции из цветов, чтоб поднести их Будде. Причем составление икебаны было тоже своего рода медитацией, позволяющей достичь просветления.  45-й глава школы Икэнобо писал: «Мы должны увидеть присущую цветам красоту и одновременно выявлять красоту своей собственной души».

В самом конце XIV века появился театр Но. Он и сегодня существует примерно в тех же формах, как 6 веков назад. Те же сложные громоздкие костюмы, медленные скользящие движения актеров, условные маски, строго выверенные позы. Флейта и барабан задают ритм действия. В спектакле сочетаются пение, танец, слово. Традиции, Но восходят к древним ритуалам. К появлению театра причастен сёгун Асикага Ёсимицу, тот, который построил Золотой павильон в Киото. Это было зрелище для просвещенной публики.

Сэссю (1420 — 1506)

В живописи возникает новый жанр: суми-э —  картины, написанные тушью. Как и многое другое, эта техника пришла из Китая, но тут же приобрела чисто японские черты. Великим художником этого направления был священник Сэссю. Искусству монохромной живописи он учился в Китае, и ранние его работы напоминают «живопись гор и вод», популярную в Поднебесной. Но позднее Сэссю вырабатывает свой стиль. Вместо эпичных горных пейзажей японский художник изломанными нервными линиями, мазками и даже брызгами туши, кажется, только намечает пейзаж. Но, давая намек, эмоциональный посыл, художник предлагает остальное додумать зрителю. Центр картины «Зима» разрезает ломанная линия, этот мотив повторяется и в облике деревьев, гор, создавая чувство тревоги. На самой известной его картине «Пейзаж в стиле хабоку» несколькими мазками и брызгами туши он создает образ дерева на скале в бурю и слегка видные за туманом или дождем горы.  Так в Европе рисовать стали только в XX веке.

Сэссю

Вот что писал о Сэссю его современник:

Кисть Сэссю естественна и спонтанна!
Кажется, будто сама его кровь была тушью, а рука – кистью,
И всё, к чему он прикасался, превращалось в живописные картины!

Школа Кано

Примерно в то же время жил художник Кано Масанобу (1434—1530), основатель знаменитой школы Кано. Большой поклонник китайской живописи, он стал любимцем сегунов, постепенно вытеснив художников-монахов. Так впервые появились профессиональные живописцы. Со временем китайский стиль стал у него сочетаться с японским — ямато-э. Но подлинным создателем стиля Кано явился его сын  — Кано Мотонобу (1476—1559). В его работах владение тушью, четкая линия сочетались с умением вводить яркие краски и использовать традиционные японские сюжеты. Так сложилась школа Кано, которая доминировала в японском искусстве 300 лет. Среди ее художников были члены этой семьи, в которой секреты мастерства передавались от отца к сыну. Многие  их них становились придворными художниками. Среди наиболее ярких  — внук Кано Мотонобу — Кано Эйтоку (1543—1590). Его роскошные ширмы с обилием золота восхищали заказчиков.

Школа Кано

Кано Санраку (1559-1635) был зятем Эйтоку. Он был прекрасным художником, но редко подписывал свои работы, среди бесспорных — раздвижные двери из храма Дайкаку-дзи с изображением пионов,  тигров и драконов. Даже если художники это не принадлежали этой школе, они все равно носили имя Кано. 

Эпоха Эдо (1603 – 1867).

В 1603 году Токугава Токугава Иэясу был назначен сёгуном. С тех пор клан Токугава правил 250 лет. Он перенес столицу в городок Эдо, который быстро стал расти. Сегодня это столица Японии — Токио. Правил сёгун жестко, но ему удалось прекратить междоусобицы и объединить страну. Настало время стабильности, расцвета культуры. В середине предыдущего столетия в Японии стали появляться европейцы. Жители Страны Восходящего Солнца называли их «южными варварами». Первое общение с ними дало немало: японцы научились делать огнестрельное оружие, получили знания в области астрономии, медицины, книгопечатания. Стало распространяться христианство. Но в 1614 году сёгунат запретил эту религию, видя в ней инструмент иностранного политического влияния. Христиан изгнали, и контакты с европейцами были прекращены. Так, получив импульс извне, японская культура снова стала развиваться независимо.

В стране продолжали существовать синтоизм и буддизм, но официальной идеологией было конфуцианство. Идеи великого китайца Конфуция были известны в Японии и прежде, но сёгуны из клана Токугава в XVII веке посчитали, что идея долга, подчинения старшим, преданности подчиненных руководителю, будет полезна для стабилизации страны. Конфуцианство стало основой и для этики самураев. Как раз в это время был отредактирован кодекс «Бусидо́» («Путь воина»). Среди его положений есть такие:

  • Истинная храбрость заключается в том, чтобы жить, когда правомерно жить, и умереть, когда правомерно умереть…
  • К смерти следует идти с ясным сознанием того, что надлежит делать самураю и что унижает его достоинство.

Многим заповедям самураев не мешало бы следовать и нам:

  • Без промедления исправляй совершенную ошибку, тогда ее быстро забудут.
  • Перед высказыванием своего мнения, сначала подумай, в состоянии ли этот человек его принять.
  • Жить нужно с четким осознанием того, что необходимо делать самураю и что позорит его честь.
  • Необходимо взвешивать любое слово и всегда спрашивать у себя, является ли правдой то, что хочешь произнести.
  • Встретив трудности не стоит беспокоиться, нужно смело и с радостью бросаться на их преодоление.

Культура этой эпохи стала более демократичной, ведь она должна была удовлетворять вкусы не только утонченных аристократов, образованных самураев, но и растущего слоя купечества, городских ремесленников. Одним из любимых развлечений горожан стал театр Кабуки, который отличался от рафинированного театра Но. Современник писал: «Люди с крайне ограниченным умственным развитием и обладавшие, в то же время, сравнительно, богатым артистизмом, создали кабуки для того, чтобы удовлетворить потребности людей такого же уровня». Но постепенно театр Кабуки стал одним из брендов японского искусства. Там выступают высокие профессионалы. Артисты танцуют, поют, владеют акробатикой и боевыми искусствами. Грим, движения актеров, которые чередуются с неподвижными позами — миэ- все полно скрытых значений. Здесь важны не столько слова, которые произносит актер, сколько то, как он может передать эмоции с помощью мимики, поз. Говорят, основательницей театра была женщина по имени Идзумо-но-Окуни и играли там поначалу женщины. Но потом как в Кабуки, так и в Но артистами становились исключительно мужчины. Среди драматургов, писавших пьесы для Кабуки был Тикама́цу Мондзаэ́мон (1653–1725), автор 150 пьес. Однако спектакли не повторяли друг друга, потому что импровизация была обязательным условием игры.

В XVII веке возник институт гейш. Причем, оказывается, поначалу это были мужчины — актёры и музыканты театра Кабуки, которые развлекали гостей на пирах. Первой гейшей-женщиной называют Касэн из Ёсиваре. Считается, что в отличие от проституток гейша должна только развлекать гостей игрой на музыкальных инструментах, танцами, приятной беседой, проводить банкеты и чайные церемонии. Поэтому их воспитание занимает несколько лет.

Сумо возникло еще в глубокой древности. Рассказы о нем есть в легендах о битвах богов. В синтоистских монастырях проводились ритуальные схватки Бога и человека. В эпоху Хэйан организовывались турниры сумо при дворе императоров. Этот вид борьбы был частью тренировок самураев. Но золотым веком сумо считают XVII век, когда профессиональные сумоисты организовывались в труппы и выступали за деньги. Популярность борцов могла сравниться только с известностью актеров.

Среди развлечений, популярных в эпоху Эдо была рэнга, своего рода интеллектуальное состязание или совместное творчество нескольких поэтов. Они по очереди сочиняли стихотворные строфы, соединяя их в цепочки из стихов, порой очень длинные. Звеном такой цепи было пятистишье танка. Танка делилась на 2 части: трехстишье — хокку и двустишье — агэку. Первый участник сочиняет хокку, другой продолжает в соответствии с образами, созданными его предшественником.

                                 Мацуо Басё (1644 — 1694)

В этих поэтических турнирах участвовал и выходец из рода небогатых самураев Мацуо Кинсаку. Он успешно сочинял хокку или хайку, которые с его подачи выделились в отдельный поэтический жанр. У него были разные псевдонимы. Но однажды, когда ему подарили банановое дерево, взял имя Басё (1644 -1694), под которым вошел в мировую литературу как создатель удивительных стихов хайку или хокку. В трех строчках Мацуо Басё есть и пейзажная зарисовка, и тончайшие оттенки чувств.

Ива склонилась и спит.
И кажется мне, соловей на ветке…
Это ее душа.

Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.

Посадили деревья в саду.
Тихо, тихо, чтоб их ободрить,
Шепчет осенний дождь.

В поисках заработка Басё то служил у богатого самурая, то был чиновником. А потом бросил все, и, не заботясь о заработке, поселился в хижине, посадил возле нее банан и занялся поэзией.

Как стонет от ветра банан,
Как падают капли в кадку,
Я слышу всю ночь напролёт.

Впрочем, все в мире так непрочно. Хижина, которую он звал «Басё-ан» («Обитель банановых листьев»), сгорела, сам поэт еле спасся. С тех пор он мало жил на одном месте, путешествуя по стране один или с группой учеников. Ученики построили новый дом, чтоб немолодой и болезненный человек мог там немного отдохнуть. Странствующий поэт был одет в соломенную шляпу и светло-коричневый плащ.

В путь! Покажу я тебе,
Как в далеком Ёсино вишни цветут,
Старая шляпа моя.

Порой его принимали за нищего. Багаж Басё был невелик: палка, несколько сборников стихов, чётки со ста восемью бусинами, тушечница, флейта и маленький деревянный гонг. Он был сторонником простоты и в жизни, и в поэзии, не терпел глубокомыслия

Стократ благородней тот,
Кто не скажет при блеске молнии:
«Вот она наша жизнь!»

Говорят, слава к поэту пришла, в 1681 когда он сочинил это хокку:

На голой ветке
Ворон сидит.
Осенний вечер.

Среди эстетических принципов японцев есть саби его определяют порой как — прелесть старины. Считается, что эстетику саби выразил как раз Басё.

Глубокой стариной
Повеяло… Сад возле храма
Засыпан палым листом.

Аромат хризантем…
В капищах древней Нары
Темные статуи будд.

Чем прекрасны предметы с налетом старины? Они становятся ближе к вечности. «Саби — отзвук вечного, неизменного в преходящем». Впрочем, в японском языке есть два похожих слова: «сабу» («меркнуть», «тускнеть»), «сабиси» («одинокий»).  Причем, одиночество — это не беда, а сознательный выбор. Оно дает возможность погрузиться без помех в окружающий мир природы, стать его частью.  «Учись у сосны быть сосною». Порой кажется, что Басё не созерцает мир извне, а живет внутри.

Неподвижно висит
Темная туча в полнеба…
Видно, молнию ждет.

Как быстро летит луна!
На неподвижных ветках
Повисли капли дождя.

А вот еще одна цитата из Басё: «Нужно наслаждаться жизнью, оставаясь равнодушным к земным интересам, забывая о молодости и старости».

Огата Корин (1658 -1716)

Современником Басё был художник Огата Корин. Его учителями были мастера из клана Кано. Но он выработал свой стиль, отойдя от реалистического изображения в сторону стилизации и некоторой абстракции. Его работы признаны одними из Национальных сокровищ Японии.  В 1701 году он создал ширмы «Ирисы», а через 10 лет ширму «Дощатый мост в Яцухаси» по мотивам сборника повестей эпохи Хэйан «Исэ-моногатари». Там был сюжет о молодом аристократе, который попадает в местность Восьми Мостов. Любуясь пышными кустами ирисов по берегам реки, через которую переброшены 8 мостов, он вспоминает возлюбленную и сочиняет стихотворение из пяти строк, каждая из которых начинается с одного японского слога, иероглифа, обозначающего ирисы.  Образование японцы хорошо понимали связь ирисов с темой разлуки. На ширме «Ирисы» зигзагообразное расположение кустов намекает на извилистое течение реки. А во втором  произведении художник схематично изображает мост.

Огата Корин
Цветы написаны на золотом фоне свободными мазками. Так в конце XIX века будут писать импрессионисты и постимпрессионисты. Кстати, они находились под большим влиянием японских живописцев. А у Ван Гога ирисы станут одним из любимых цветков.
Но, наверное, самое замечательное произведения Огаты Корина — ширма«Красные и белые цветы сливы». Сливы — умэ — одно из любимых растений японцев, при том, что плоды их довольно кислые. Но  сливовые деревья зацветают еще в феврале, и это означает начало весны, преодоление трудностей. Сливовое дерево — символ самурая. Вот у Басё:
Молись о лучших днях!
На зимнее дерево сливы
Будь сердцем похож.

Картина  Огаты Корина написана водными красками на золотой фольге, положенной на бумагу. На двухстворчатой ширме изображен поток, над которым нависают цветущие ветки слив. Пишут, что белые цветы связаны с женским началом, красные — с мужским.

Гравюры — укиё-э

В буддизме существовало понятие укиё, что означало «плывущий мир». Здесь имелась в виду печаль по поводу непрочности, мимолетности мира. Но в XVII веке людям хотелось, несмотря на запреты, радоваться тому, что этот непрочный мир может дать. И понятие укиё стало восприниматься как призыв наслаждаться. В литература возникает жанр укиё-бон — повествование о повседневной жизни горожан. В это же время возникает вид гравюр — укиё-э. Они делались в технике ксилографии, когда рисунок особым образом наносился на дерево, а затем делались оттиски на бумаге. Укиё-э были доступны людям с невысоким достатком и пользовались большой популярностью. Поначалу гравюры получались черно-белые, а потом их раскрашивали. Но Судз́уки Харуно́бу научился делать цветные гравюры.

Основоположником жанра укиё-э стал Хисикава Моронобу. Он сначала рисовал свои картину тушью, соответственно, стоили они дорого. Но потом освоил технику ксилографии — и дело пошло. На листах художников появлялись изображения картин повседневной жизни, актеров театра Кабуки, самураев, гейш.

укие-э

Китагава Утамаро (1753 –  1806) прославился изображениями японских женщин в жанре бидзинга («картины красавиц»), Тосюсай Сяраку — портретами актеров театра Кабуки.

Кацусика Хокусай (1760—1849).

Выдающимся художником укиё-э был Кацусика Хокусай. Он рисовал с детства. Иллюстрировал книги, изображал актеров, борцов сумо, изучал разные стили и выработал свой. Художник постоянно странствовал, даже будучи стариком, и оставил тысячи пейзажей и жанровых зарисовок. В 1814 году Хокусай выпустил книгу «Манга», она задумывалась как учебник для художников и содержит тысячи рисунков и набросков. Считается, что это слово означает «причудливые или веселые картинки».  Первую книгу раскупили за неделю. Поклонники современных японских комиксов манга, чаще всего не знают, что еще в XIX веке это слово ввел в употребление японский художник, одним из псевдонимов которого было «одержимый рисунком». Всего вышло 15 альбомов «Манга». Их называют «энциклопедией японского народа».

Хокусай много работал в жанре фукэй-га — пейзажа, причем не условного, как, например, у Сэссю, а писанного с натуры. Свою самую знаменитую серию гравюр «Тридцать шесть видов горы Фудзи» художник создал в 1831 году , когда ему было за 70. Гора Фудзияма —  одно из знаковых мест в Японии. Восхождение на вершину этого дремлющего вулкана — важное событие в жизни японцев и сегодня. Художник писал Фудзи с разных точек. Иногда она в центре рисунка, но чаще Хокусай изображает людей с их повседневными заботами, гора же едва видна. Однако все же важно, когда в жизни людей есть вершина, пусть о ней не всегда помнят.

Художник всегда стремился к совершенству. В 1835 году он писал: «В шесть лет у меня была страсть копировать форму предметов. В пятьдесят я опубликовал много рисунков, но из всего, что я нарисовал к семидесяти, нет ничего достойного внимания. В семьдесят три года я отчасти постиг строение животных, птиц, насекомых и рыб, а также жизнь трав и растений. И так, в восемьдесят шесть лет я продвинусь дальше. В девяносто я еще глубже проникну в их тайный смысл, и к ста годам я, возможно, действительно достигну уровня чудесного и божественного». После него осталось около 30 тысяч гравюр, около 500 иллюстрированных книг.

Когда в 1867 году в Париж на Всемирную выставку привезли японские гравюры, среди которых были произведения Хокусая, европейские художники открыли для себя искусство Японии. Влияние японского художника испытали на себе все импрессионисты.

Утагава Хиросигэ (1797 – 1858) был одним из последних мастеров цветной ксилографии эпохи Эдо. Первые пейзажи Хиросигэ — «Знаменитые виды восточной столицы» появились в конце 1820-х годов. В 1832 году он совершил поездку из Эдо в Киото по дороге Токайдо, в результате путешествия появилась серия «53 станции Токайдо».  Его картины отличает очень насыщенный колорит, и в то же время он владеет искусством градиента, постепенного изменения цвета, что очень трудно сделать на гравюре. В 1856 году Хиросигэ стал буддийским монахом. Именно тогда он начал свою главную серию гравюр «Сто знаменитых видов Эдо» (1856—1858).

3 thoughts on “Средневековая Япония: кратко об искусстве, поэзии, религии”

  1. Наталья Всеволодовна, сколько времени и труда потрачено Вами на краткое и в то же время такое ёмкое освещение огромного периода искусства Японии и Китая! Ознакомления с материалами прошли на одном дыхании – было так интересно! И очень полезно то, что во многих словах обозначены ударения!Спасибо Вам! и дальнейших творческих успехов!
    С уважением, Ваш постоянный читатель.

  2. Очень красиво! Познавательно. Спасибо,Наталья Всеволодовна, за труд. Многого не знала, хотя лекция у меня по японской культуре была.

  3. Наташа, наконец, пишу комментарий к твоему исследованию. Восхищаюсь энциклопедическим объемом материала. Для одного прочтения его очень много и лучше смаковать кусочками. Наверное сейчас мне очень заходит искусство, в основе которого лежит мироощущения человека, живущего в неопределенности, постоянной угрозе землетрясения или извержения вулкана. Может,поэтому тут все так лаконично и красота присутствует в том, что рядом непосредственно сейчас. Так много изысканных формулировок. Картины проплывающего мира. Просто завораживает. Трудно охватить все сразу. Я здесь надолго. Спасибо, Наташа!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *