Клас, Хеда, Кальф и другие мастера голландского натюрморта

Натюрморт 17 век

Обычно жанр живописи, где изображены предметы повседневной жизни, фрукты, цветы мы называем французским словом «натюрморт».  что обозначает «мертвая природа». Но в Голландии, где в XVII веке художники создали множество таких произведений, позднее ставших классикой, их называли stilleven, в переводе «тихая, неподвижная жизнь». Глядя эти опрокинутые бокалы, смятую скатерть, наклонившееся блюдо, как не предположить, что все они притворяются неподвижными, а всего лишь минуту назад здесь происходили скрытые от людских глаз события, быть может, драматические.  Все они существуют не сам по себе, но в сложных взаимосвязях. Художники умели соединить их в такое гармоничное целое, что голландские натюрморты и сегодня восхищают любителей живописи и служат учебным пособием для профессионалов.

Содержание

  1. Нидерланды, Голландия, голландцы. Немного истории.
  2. С чего начинался голландский натюрморт. Питер Артсен. Бальтазар ван дер Аст.
  3. Питер Клас.
  4. Символика голландского натюрморта
  5. Виллем Клас Хеда.
  6. Виллем Кальф.
  7.  Цветы  Яна ван Хёйсума и Яна Давидса де Хема. 

Нидерланды, Голландия, голландцы. Немного истории.

В конце XVI в. Нидерланды стали частью Испании. Не желая мириться с ее жестокой властью, 7 северных провинций 26 июля 1581 года провозгласили себя независимыми.  Для настоящей победы потребуются еще несколько десятилетий борьбы, но в 1648 году Республика Соединенных Провинций будет признана официально. Именно это государство мы называем Голландией. В свободную, веротерпимую страну стали стекаться энергичные люди со всей Европы.

Напомню, что в это время в Европе шли ожесточенные религиозные войны между традиционными христианами, католиками и последователями Лютера, Кальвина.  Они не признавали власть Ватикана, обличали греховность Папы Римского, говорили, что человек может и без их посредничества говорить с Богом. В разных странах их называли протестантами, лютеранами, кальвинистами.  Во Франции, Испании их преследовали как еретиков. Среди них было много хороших мастеров, предприимчивых купцов. Считается, что именно протестантизм создал возможность для быстрого развития капитализма. Веротерпимость Голландии привлекала сюда протестантов.

В стране работали самые большие в мире судоверфи. Корабли голландцев плавали по всему свету, из своих колоний в Азии и Северной Америке привозили пряности и другие экзотические товары. Именно в XVII веке там начался тюльпановый бум, когда луковица тюльпана порой стоила целое состояние. Ажиотаж скоро прошел, но Голландия до сих пор является крупнейшим поставщиком этих цветов во всем мире.

Жители страны были довольно зажиточными, но не любили бросать деньги впустую, не гнались за роскошью. Это наложило отпечаток на голландское искусство XVII века. Бюргеры охотно покупали произведения живописи. Но в стране, где основной религией был протестантизм, никому не нужны были огромные картины на религиозные или мифологические темы. Конечно, были востребованы портреты. А еще в уютные интерьеры голландских домиков хорошо вписывались произведения жанров, получивших развитие именно в Голландии: пейзажи и натюрморты.

 С чего начинался голландский натюрморт.

Интерес к окружающему миру отличал еще художников Нидерландов XV — XV веков, во времена, так называемого, Северного Возрождения. Они умели, как никто передать красоту мельчайших деталей. Так, на картинах нидерландского художника Ван Эйка «Мадонна канцлера Роллена» хочется рассматривать не столько людей, сколько расшитое платье, цветы, золотой венец, архитектурные детали. Впрочем, в XV — XVI веках эти предметы имели символическое значение, известное каждому христианину (лилии — символ чистоты, сороки — болтливости).

ван Эйк

Так что голландским художникам было у кого учиться. Но у Ван Эйка главным все же было изображение людей. А будет ли интересно изображение вещей?

На картине Питера Артсена (1508 –1575) Христос в доме Марфы и Марии изображен евангельский сюжет, но люди где-то вдали, а на переднем плане стол с едой, цветы в вазе, овощи в корзине. А у Иоахима Бейкелара (1530- 1573 ) на картине «Рынок мяса птицы со сценой возвращения блудного сына на заднем плане» за изобилием даров природы сцена с блудным сыном почти  не просматривается. Так предметы в живописи вышли вперед.

Голландцы имели основание гордиться богатством и изобилием своей страны, но изображать горы продуктов — не их путь. Надо сказать, Голландия была не только страной коммерсантов и мореплавателей. В ней процветали науки. Левенгук уже рассматривал   созданный им микроскоп инфузорий, Иоганн Сваммердам разработал основы классификации насекомых. Ученые по необходимости делали зарисовки — ведь фотографий не было. А художников явления живой природы вдохновляли на создание произведений.

Бальтазар ван дер Аст (1593 — 1657) писал цветы, фрукты, насекомых, земноводных,  птиц, раковины.

Используя чистые цвета, ван дер Аст создает очень яркие, праздничные полотна, что не так часто встречается в голландской живописи. Роскошное тюльпаны, сочные яблоки и изысканные раковины у него спокойно соседствуют с жуками, гусеницами, пауками, которых он прорисовывает не менее тщательно чем экзотические фрукты и нежные цветы.

Ван дер Аст заполнял свои картины множеством ползающих, летающих существ. Кажется, он не мог остановиться в желании показать все многообразие природы.

Питер Клас (1597 — 1661).

Голландский stilleven многообразен. У современника Ван дер Аста Питера Класа — минимум предметов и красок. Но именно с него начинается великий голландский натюрморт. О Класе известно мало.  Знаем, что в 1620 он вошел в состав антверпенской Гильдии святого Луки, то есть был признан профессиональным художником с правом иметь свою мастерскую. В 1621 поселился в Харлеме, женился. Надо сказать, Харлем, к тому времени был богатым, быстро растущим городом. Атмосфера его во многом определялась большим количеством протестантов с их этикой простоты и трудолюбия. Преуспевающие горожане охотно покупали произведения живописи, что привлекало в город художников. В XVII веке там жили создатель бытовых картин Ян Стен, пейзажист Якоб ван Рёйсдал, Франс Халс, который писал портреты энергичных горожан. На картинах Халса нет ярких красок. Его герои чаще одеты в черные камзолы, но позднее Ван Гог скажет, что у Халса, по меньшей мере, 27 оттенков черного.

Питер Клас тоже был мастером оттенков. Его натюрморты почти монохромны. Но их отличает особое благородство, тонкое умение увидеть неброскую красоту предмета, показать его особенность.  Клас первым создал два новых вида натюрморта: «завтраки» и » ванитас».

«Завтраки» могут показаться однообразными. Там мы видим одни и те же довольно простые предметы: керамический кувшин, нож с затейливой рукояткой, оловянные блюда, белую смятую скатерть. Там почти всегда есть массивный бокал на толстой ножке — рёмер, популярный тогда в Голландии. Его название происходило от слова «римский», потому что полагали, что так выглядели римские кубки. Кажется, все это художник каждый раз доставал из собственного буфета, создавая все новые композиции. Еда тоже довольно обычная: рыба, хлеб, ветчина, лимон, орехи, немного фруктов. И, тем не менее, можно сколько угодно смотреть на эти небольшие картины в серо-охристых тонах, и никогда не надоест, потому что художник снова и снова открывает нам прелесть обыденности, повседневной жизни, которую мало кто умеет замечать.

Питер Клас Завтраки

У Класа нет никаких живых существ, но мы ощущаем, что предметы несут на себе отпечаток личности хозяина, который не успел закончить завтрак, отлучившись по делам. Он умеет получать удовольствие от простых радостей жизни, но не любит блеска и суеты. Так что натюрморты Класа — своего рода философия жизни.

Вообще при всей незамысловатости изображенных предметов, говорят, в них присутствует некое символическое значение. Вот его «Натюрморт с трубками и жаровней». Трубки, табак, тлеющие угли, стакан с пивом — кусочек мужской жизни. Картина вышла очень атмосферная.

Питер Клас

Но умные люди утверждают, что  Клас мог иметь в виду 4 стихии: земля — глиняный кувшин, огонь — жаровня, вода — пиво, а трубки и табак — воздух. Мало того, пивная пена вполне могла ассоциироваться с непрочностью жизни. Неужели художник думал об этом? Как ни старанно, возможно, и думал.

Символика голландского натюрморта

Надо сказать, протестантизм, не признавал живописи в храмах. Но тем большее воспитательное значение приобретали светские картины.  Религиозный лидер протестантов Кальвин утверждал, что за каждым изображением должен стоять моральный урок. Таким образом, все эти бытовые предметы имели также и символическое значение. И в XVII веке это знали.

Вот, скажем, хлеб и вино, которые есть почти в любом натюрморте, отсылают к причастию, символизируя тело и кровь Христа, рыба — тоже один из символов Спасителя. Стеклянные рюмки напоминают о хрупкости жизни, устрицы, ветчина предостерегают от различных излишеств. Но я ни за что не поверю, что, создавая эти великолепные жизнеутверждающие композиции, где все так красиво и вкусно, Клас думал о жизненной тщете, смерти и добродетели. Хотя, возможно, изначальной задачей натюрморта кто-то и считал воспитание христианина, но талант художника превратил назидательные полотна в воспевание радости жизни.

Впрочем, для назидательности как раз Клас первым изобрел новую разновидность натюрморта — «ванитас» — «суета, тщеславие».  Вот там как раз про «Memento mori» -«помни о смерти». В центре таких картин непременно присутствует череп как напоминание о недолговечности земной жизни и необходимости думать о душе.

Будут там и часы, и горящие свечи с тем же подтекстом. Морские раковины, увядающие цветы, перезрелые фрукты тоже намекают на краткость земного бытия. Порой Клас рисует свой любимый рёмер, но он пуст, опрокинут, так что тоже ничего хорошего. Есть у него интересный «ванитас», где в центре скрипка, которая почти закрывает череп. А сбоку в шаре видна фигура. Он называется «Натюрморт Vanitas с автопортретом» (1628) Вот так незаметно можно вставить в натюрморт и себя.

Виллем Клас Хеда (1593 — 1682)

Примерно в то же время и в том же Харлеме жил Виллем Клас Хеда, которого называют создателем аристократического натюрморта.  Он тоже — мастер «завтраков», которые голландцы звали «ontbijtjes»
Хеда писал примерно те же предметы, что и Клас. Но у него скатерть шелковая, кубки — венецианского стекла, посуда серебряная, а раковины отливают роскошным перламутром. Впрочем, здесь та же благородная сдержанность, монохромность, тонкость оттенков. Говорят, что Хеда испытал влияние Класа, хотя это странно, ведь последний на несколько лет его младше.

Про Виллема Класа Хеду известно тоже мало. Знаем, что отец был архитектором, предполагают, что он и обучал сына живописи.   Потом, как у всех: женитьба, вступление в гильдию святого Луки, дети. Говорят, поначалу он писал портреты, картины на исторические сюжеты, и лишь потом перешел на натюрморты. У него была большая мастерская. Кстати, его сын, Геррит Виллемс Хеда тоже писал «завтраки», которые неспециалисту трудно отличить от аналогичных натюрмортов отца. Вот эрмитажный «Завтрак с омаром» Хеды.

Мы можем любоваться металлическим кувшином или кофейником с затейливой ручкой, бликами на стекле. Как обычно, на фоне сдержанных серо-зеленых тонов — 2 акцента: омар на блюде и желтая спираль лимонной корочки. Кстати, говорят, лимон символизирует то ли обман, то ли предательство, потому что снаружи он такой веселенький, а внутри кислый. Но без этого яркого обманщика натюрморт был бы угрюмым.

Откуда у художников XVII века такое пристрастие к написанию картин с окороками, пирогами, лобстерами и перевернутыми кубками? Ну да,  требования религиозных лидеров, «светская икона». Но только ли? Напоминаю, что время было не очень идиллическое: за 20 лет до рождения Хеды испанцы взяли Харлем и жестоко расправились с его жителями. Этот город был центром тюльпановой лихорадки, которая в 30-е годы XVII века привела к разорению тысяч людей. Энергичные харлемцы завоевывали все новые колонии. Не случайно негритянский район Нью Йорка называется Гарлем. Изначально это место на Гудзоне было голландским и называлось Новый Амстердам.

Может, как раз бурные события XVI — XVII веков породили у людей потребность в чем-то незыблемом? Не зря англичане говорили: «Мой дом — моя крепость», а Генри Уотсон писал, что дом -«театр его гостеприимства, место для услаждения его самого, источник удобства в его частной жизни. Дом — это своего рода отдельное Княжество». «Завтраки» Хеды и Класа утверждают ценность дома и частной жизни.

Хотя,  с другой стороны, когда долго разглядываешь их натюрморты, вдруг ощущаешь беспокойство от этого художественного беспорядка: уж слишком здесь все перевернуто. А вдруг это, напротив, ощущение неблагополучия в «тихом мире вещей»?

Пишут, что требования к натюрмортам были довольно строгие. Так, полагалось писать картины только в горизонтальной плоскости. Но Хеда с 1640 годов начал создавать и вертикальный композиции.

Виллем Клас Хеда Завтраки

А еще мы видим, какими все более затейливыми и роскошными становятся предметы и как мастерски художник передает замысловатые узоры на блюдах и кубках.

Виллем Кальф ( 1619- 1693).

Виллем Кальф родился в Роттердаме в богатой семье торговца тканями.  Но ему было 6 лет, когда умер отец, мать не сумела удержать бизнес, и, очевидно, Виллему, как и другим его братьям пришлось думать о своем будущем. Говорят, живопись его увлекала с детства, так что он с охотно стал учиться у Франца Рейкхалса (1600 — 1647), мастера популярного тогда «кухонного натюрморта». На таких полотнах изображалась нехитрая крестьянская утварь, овощи. Предметы ему удавались хорошо, люди — не очень. Но в последнее десятилетие Рейкхалс стал писать натюрморты. И, глядя на его красочные картины, думаешь, что монохромные «завтраки», конечно, хороши, но, когда все такое яркое, тоже очень неплохо. Вот несколько работ Рейкхалса.

Но вернемся к Кальфу.  Когда после смерти матери он переехал в 1640 году в Париж, известность и заработок ему принесли интерьеры крестьянских домов. Эти произведения нравились заказчикам, приносили достаток. Но параллельно он начал писать красочные натюрморты, на которых изображалось, богатая посуда, дорогое оружие, ткани. Так он развил оба направления своего учителя.

Надо сказать, скромность и аскетизм уже немного приелись голландским буржуа. Тем более, что Голландия богатела, ее торговцы привозили восточные ковры, китайский фарфор, заморские фрукты и прочие дорогие диковины. Вернувшись в 1646 году в Голландию, Кальф стал писать натюрморты, где изображались все эти роскошные предметы, по-голландски это называется «pronckstillevens«.  С 1653 года его семья поселилась в Амстердаме, где он мог близко познакомиться с творческой манерой Рембрандта. Как результат этого мы видим в его натюрмортах игру света и теней, сочность красок, глубину тона, золотистый рембрандтовский колорит.

Виллем Кальф

В петербургском Эрмитаже находится «Десерт» Кальфа. До поступления в 1915 году в этот музей работа принадлежала знаменитому русскому путешественнику П. П. Семенову-Тян-Шанскому.

До наших дней дошло около 150 работ Виллема Кальфа. Среди художников не так часто встречаются счастливчики. Пожалуй, Кальф был одним из них. Востребованный художник, его картины продавались за 30-40 гульденов, говорят, это  дорого. Сам очень образованный человек, он женился на Корнелии Плувье, женщине незаурядной: она писала стихи, славилась как каллиграф, была лучшим знатоком музыки и театра в Амстердаме. И при этом стала верной помощницей мужа и матерью его 4 -х детей.

«Рыбные, «охотничьи», «философские натюрморты. Цветы.

Надо сказать, разновидностей натюрморта в Голландии было много: художники в Гааге, городе на берегу Северного моря, создавали «рыбные натюрморты». В Лейдене с его университетом — «философские», те же черепа, но мысль в них звучала скорее не религиозная, а научная. А были еще «охотничьи»— со всякой дичью. Интересно, это они опять о бренности или чтоб похвалиться трофеями?

Надо сказать, все дальше отходя от строгой простоты как в колорите, так и в изображаемых предметах, голландский натюрморт постепенно утрачивает свою ценность, хотя роскошные букеты, созданные художниками, вплоть до середины XVIII века будут пользоваться большим успехом. Среди их авторов назовем Яна Давидса де Хема (1606 — 1684).  Он жил то в Голландии, то во Фландрии (испанской части Нидерландов). И в его картинах сочетались голландская тщательность и правдивость с пышностью фламандцев. Любопытно, что в этом растительном буйстве по-прежнему присутствует тема Memento Mori и череп, который, впрочем, едва виден.

Постепенно натюрморт утратил свою популярность, уступив место другим жанрам. Дольше всех будут востребованы фруктовые натюрморты и цветочные букеты, написанные последним мастером голландского натюрморта Яном ван Хёйсумом (1682 -1749).  Его натюрморты довольно быстро стали востребованы не только в Голландии. Члены правящих королевских домов Европы охотно покупали  его картины.  О том, как высоко ценились эти работы, можно судить по тому факту, что на аукционе, который проводился вскоре после смерти художника, его букет продали за 1245 флоринов, в то время как за «Голову старика» Рембрандта заплатили всего 25 флоринов.  Говорят, у него было мало учеников, потому что художник не хотел ни с кем делиться своими секретами.

Писали, что Хёйсум очень тщательно работал над каждым цветком,  порой возвращаясь к работе над картиной на протяжении многих лет. Летом он нередко бывал в Харлеме, центре садоводства Голландии, чтобы писать цветы с натуры.

 

2 thoughts on “Клас, Хеда, Кальф и другие мастера голландского натюрморта”

  1. Добрый день, зашли на ваш блок с целью найти человека
    по имени Олег Павлович Тузов,уроженца Степногорска Поиск этого человека привел на страницы вашего сайта. Большая просьба отзовитесь и напишите пожалуйста ,как можно его найти. заранее благодарим . Ищет его Бажикенов Болат через меня, дочь Сауле ,адрес электронной почты указываю и контакты. (Dielta.tomsk@mail.ru) 8-952-154-84-07

  2. Здравствуйте, у меня есть только про Владимира Ивановича Тузова, строителя. Про Олега Павловича ничего не знаю. В телефонном справочнике не числится

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *