Поселок Жолымбет. Здесь добывают золото

Жолымбет Акмолинской

Поселок Жолымбет находится в Шортандинском районе Акмолинской области. В 30-е годы XX века там начали добывать золото. Развивалось производство, росло население. В 70-е годы в Жолымбете было 10 000 тысяч жителей. Это был уютный поселок, где, кроме частного сектора, были благоустроенные трехэтажные дома, хорошая больница, 3 школы, можно было получить и специальное образование в филиале медучилища и в вечернем техникуме. Но затем Жолымбет разделил участь многих поселков. В 1995 производство остановилось, в результате аварии в домах не стало отопления. С 1996 года  на руднике началась череда сменяющихся собственников которые, получая выгоду, не заботились о людях. Народ стал уезжать, часто просто бросая жилье. Сегодня там живет 4258 жителей, работают шахта и карьер, 2 обогатительные фабрики. На конец 2021 года на производстве задействовано 1074 сотрудника, из них 35% — приезжие, которые работают вахтовым методом.

Конечно, в последние годы проводится работа по благоустройству поселка.  Но куда девать зияющие пустыми окнами когда-то благоустроенные дома, развалины частных домиков? Я буду писать о старом Жолымбете, по которому скучают бывшие жители поселка, разбросанные судьбой по разным городам и странам. Если вы наведете курсор на строчку содержания, то перейдете в нужный вам раздел.

Содержание

  1. Жолымбет в 30-е годы
  2. Жолымбет в 40-е годы
  3. Жолымбет в 50 — 60 годы
  4. Дом культуры
  5. Школы
  6. Спорт. Отдых
  7.  Воспоминания о Жолымбете
  8. Жолымбет 70 — 90 годов

Как обычно, когда я пишу о наших золотодобывающих предприятиях, много важных фактов, дат, имен я нахожу в книге «История развития горно-обогатительного комбината «Каззолото» А. Кабылденова и Ш. Сулейменова. Они оба занимали руководящие должности в тресте, имели доступ к архивам, поэтому, хотя эта работа рассчитана скорее на специалистов, я нахожу в ней много уникальных материалов о людях и жизни каждого из поселков. Немного сведений и фотографий я взяла в книге «Казахалтын. Золотые страницы истории».  Но, самое ценное для меня — это воспоминания жителей Жолымбета, старые фото. Поэтому я благодарна всем, кто помог мне в создании этого материала: Г. П. Николаенко (Жбаковой), Г. К. Онищенко, В. А. Шевченко, А. В.  Антипову. Помогли мне и коллеги: Ырысжан Олжабаевна Темирбулатова и Торгын Хамитовна Капарова (Алиева) Много фотографий я нашла в группе «Жолымбет» в ОК. А если бы там было больше подписей и развернутых комментариев…  

Жолымбет в 30-е годы

Название Жолымбет происходит от имени местного жителя из рода Керей, чьи летние пастбища располагались вдоль речки Ашилы-айрык. Говорят, Жолымбет, глава большой семьи, прожил 98 лет и похоронен недалеко от центральной усадьбы совхоза «Искра». Вот карта начала XX века, где отмечена его могила.

могила Жолымбета

Золото в этих местах добывали еще в глубокой древности, и геологи XX века находили месторождения по следам старых разработок. Наушан Ниязов, местный житель, показал такое место начальнику поисковой пар­тии Николаю Пантелеймоновичу Каличкину.

Наушан Ниязов потом работал на руднике, но в 1937 году был арестован «за связь с врагами народа» (репрессиям подвергся муж его старшей сестры) и приговорен к 10 годам лагерей. После освобождения вернулся на родину, однако здоровье его было подорвано, и в конце 40-х годов его не стало. Наушан Ниязов положил начало шахтерской династии. Его сын — Турганбек Ниязов (1932 — 2005) в 1956 г. закончил Казахский горно-металлургический институт по специальности маркшейдер. Начинал работать в родном поселке, а потом был приглашен главным маркшейдером «Кустанайасбеста». Внук Н. Ниязова, Сабыр Камирович Ахметов был главным инженером старательской артели № 3

Николай Пантелеймонович Каличкин родился в 1910, с 1930 года после окончания Томского политехникума начал работать начальником поисковой партии. С 1933 был маркшейдером. Ветеран войны, в 1971 г. ушел на пенсию с должности начальника технического отдела треста «Каззолото».

Первые стволы (шахт №1, №2) на руднике были начаты в 1933 г. . В том же году для обработки добытой руды была построена небольшая амальгамационная фабрика. К 1934 г. на руднике Жолымбет были уже не только шахты и фабрика, но и жилые бараки, школа, контора. 

Вначале золото добывали старательские артели. Среди первых были артели Сералинова, Аяшева, Тишпаева, Нуртаева, Макатаева, Сыздыкова. В 1935 г. возникли артели Камалиденова, Жалелова, Баннико­ва, Абишева, Агимов-Алтаева, Заитова, Ибраева, Деменчука, Мак­сутова, а в 1936 году — Лузина, Мустафина, Хамидулина.

В 1935 году параллельно с артелями добыча руды производилась и хозяйственным способом (госдобыча). В шахтах № 2, № 3, полушахтах № 9, № 6, № 7 золото добывали наемные рабочие. Так на руднике образовались 2 подразделения — горный цех и старательский сектор. Заведующим горным цехом в конце 1934 г. работал А. П. Лобко, старательскими работами руководил Ф. Приходько. Первыми забойщиками горного цеха были Батпенов, Айтжанов, буровым мастером работал Иван Литунов, заведующим амальгационной фабрикой в конце 1933 г. работал А. Адаев.

Первым директором рудника был Утелиев. В 1934 году его назначили управляющим трестом «Каззолото», а на его место поставили М. В. Буткова. Вот фамилии начальников рудника за годы его существования.

Жолымбет руководители

Среди первых шахтеров был Смагул Ибраев. Работал бурильщиком шахты № 3, а затем был председателем старательской артели «Первомайской». В середине 30-х годов в СССР было широко распространено стахановское движение. Зачинателем его был шахтер Алексей Стаханов, который так организовал добычу угля, что за смену вместо 7 получил 102 тонны. В 1935 году в Караганде состоялась первая областная конференциях стахановцев. От Жолымбета делегатом был Смагул Ибраев. Он много лет работал под землей, но из-за силикоза пришлось оставить  профессию шахтера. Впрочем, у него появилась новая важная сфера деятельности: жители поселка единогласно избрали его председателем поселкового совета. В этой должности он и проработал до ухода на пенсию по возрасту. На шахте работали и его младшие братья —  Акубай и Тай Ибраевы. А потом и дети Ибраевых стали шахтерами.

Абдилхамит Алиев пришел на рудник тоже в числе первых. Работал в артели им. Сталина, а после выхода на пенсию — в пожарке. Прожил мало, всего 56 лет. Силикоз. Жена, Кенжетай родила ему 8 детей, из которых четверо стали шахтерами. И сама она дома не сидела — трудилась на обогатительной фабрике. Абдилхамит рассказывал дочери, Торгын, что за сданное золото в 30-е годы платили в бонах, на которые в специальном магазине можно было купить невиданные тогда товары: консервы, сладости, рыбу, одежду, обувь. Так тогда стимулировали труд золотодобытчиков.

Работать на золоте — соблазн. А Абдилхамит говорил, что, хотя заходя в шахту, они видели перед собой золотоносные жилы, твердо знали, что ни кусочка брать нельзя, иначе будет беда, и не потому, что поймают — поначалу охраны никакой не было. Считали, что это грех, и за него накажут свыше.

Сын Абдилхамита  Кабдулла был на шахте проходчиком, потом работал на тепловозе. Абай был начальником горноспасательной службы, Каирбек после Свердловского политехнического института работал в Казахалтыне начальником отдела снабжения, а когда трест перевели в Степногорск, переехал туда. Кайрула работал в старательской артели.

В середине 30 -х годов при рудниках организовывались пригорхозы, где выращивали овощи, картофель, зерновые, разводили и скот. Напомню, что в начале 30-х годов в Казахстане был страшный голод, и возможность работать на руднике была для многих спасением.

В 1931 году была организована военизированная пожарная охрана. Там работало 17 человек. Начальником Жолымбетской военизированной пожарной охраны долгие годы (1943—1966 гг.) был Жакип Кудабеков.

Каких удивительных людей судьба заносила в Жолымбет! Так как грамотных специалистов в 30-е годы катастрофически не хватало, трест Главзолото имел возможность приглашать на работу специалистов из Америки и Европы. Так в Каззолото попал Герберт Ким, американец корейского происхождения. Владел китайским, японским, английским, русским языками. В 1918—1923 годы он учился в Нанкинском университете закончив его, уехал в США (Колорадо), где поступил в гор­ный институт, а в 1928—1930 гг. изучал металлургию еще и в Колумбийском университете. После этого в 1930 г. приехал работать в СССР.  Был горным инженером в Степняке, в 1936 гг. его назначили заместителем управляющего Жолымбетского рудоуправления по технической части.

А потом пришел 1937 год, и 1 ноября ценного специалиста арестовали и обвинили сразу по нескольким параграфам 58-й статьи: троцкист, вредитель, диверсант, террорист, шпион. Его приговорили к расстрелу, а потом заменили высшую меру на 25 лет лагерного заключения. Г. Ким опять добывал золото, но уже в качестве заключенного. Вряд ли он выжил бы, но в 1942 году американцы в обмен на ленд-лиз потребовали освободить своих граждан. Об этом есть в интернете: https://kazpravda.kz/n/ispytaniya-dlinoyu-v-zhizn/

Арестом Герберта Кима дело не ограничилось, стали искать сообщников. Тогда было арестовано немало специалистов треста. В Жолымбете среди них был начальник горного цеха рудника Александр Михайлович Козлов. Он отсидел в лагерях 8 лет, и только в 1957 году был реабилитирован.

Поводом для ареста главного геолога Л. И. Каишева, главного маркшейдера И. В. Барановского, начальника рудника. А. Стручкова послужило якобы необоснованное заложение шахты № 7 рудника «Жолымбет». Замечу, что, когда в 1949 году на этом участке провели повторную разведку, оказалось, что они были правы. На других рудниках Каззолота НКВД тоже вмешивалось в производственные вопросы, обвиняя специалистов во вредительстве.

Репрессии — трагическая страница советской истории. Но жизнь в 30-е годы не сводилась только к ним. Советское правительство стремилось повысить уровень жизни шахтеров. Старались материально заинтересовать старателей. В Приказе Наркомтяжпрома от 6.07.33 говорилось, что заработок старателей освобождается от каких бы то ни было налогов. В том же году были организованы магазины золотоскупки, где для шахтеров за специальные боны продавали товары, которых не видело большинство жителей страны.

Шла активная борьба с неграмотностью. Наиболее образованных и активных рабочих отправляли на курсы, а в 1934 году на базе школы горпромобуча в г. Степняке был основан Степнякский горно-металлургический техникум. Его выпускники могли занимать инженерные должности. Студенты поначалу получали образование по двум специальностям: «Разработка рудных месторождений золота» и «Металлургия золота».  В следующем году техникум перевели в Щучинск, и немало специалистов «Каззолота» было подготовлено именно этим учебным заведением. В Одноклассниках в группе «Жолымбет» я нашла уникальное фото 1937 года, но не поняла, что такое» ГРБ». Напишите пожалуйста в комментариях.

рудник Жолымбет

В рудниках открывались школы. Приказом № 211 от 21 декабря 1934 г. заведующим школой в Жолымбете был назначен Красностанов, учителями рабо­тали М. К. Кириллова, Г. К. Давыдова, А. И. Шульмейстер, Р. Кожукаев, Ануза Утилеева и др. Первый выпуск состоялся в 1941 году. почти все выпускники ушли на фронт. Вот их выпускное фото.

Жолымбепт школа 1941

Тогда же был открыт медпункт. Заведующим был М. С. Захаров, медсестрой — Князева. В 1937 г.  был образован медучасток. Приказом по руднику заведующей медучастком и терапевтом назначается врач Алек­сандра Ивановна Изотова. В конце 30-х годов в поселке было начато строительство Дома культуры, но сдали его только в 1949 году.

Жолымбет в 40-е годы

Начало войны резко изменило жизнь рудника. Многие мужчины ушли на фронт. 208 воинов из Жолымбета погибли за Родину. В их числе В. Раинчик, К. Шотпаев, М. Акынжанов, В. Бархатов и многие другие, чьи имена сегодня выбиты на плитах обелиска.

Жители поселка гордятся своим земляком Федором Филипповичем Глининым (1922 — 1960). Он отличился в боях по завоеванию плацдарма на правом берегу реки Дунай 4 декабря 1944. Когда погиб командир, гвардии капитан Глинин принял на себя командование батальоном, высадился на правом берегу и несколько часов отражал атаки врага. За это время противник потерял более 200 человек.

Глинин Ф.

Это дало возможность его полку успешно переправиться через Дунай. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года Глинину Федору Филипповичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». После войны с 1946 года Ф. Ф. Глинин жил в Кокчетаве, работал председателем областного комитета ДОСААФ. Его именем названа школа в Жолымбете. Правда, ее теперь нет, но улица имени Глинина существует в Жолымбете и сегодня.

В тылу был свой фронт — трудовой. В 1942 г. вышел специальный Указ Советского правительства о бронировании и освобождении от воинской повинности ряда категорий работников промышленности, в том числе золоторудной, но рабочих рук катастрофически не хватало. И тогда место ушедших на фронт заняли женщины. Мандуха Ибраева из числа домохозяек организовала старательскую артель, которая обеспечивала рудой Жолымбетскую бегунную фабрику. А совсем молодая Полина Гуевская освоила профессию бурильщика, организовала на руднике женскую бригаду, которая успешно трудилась все военные годы. Члены бригады М. Сологуб, М. Ручкина, Л. Кравченко, А. Старикова под ее руководством выполняли трудную мужскую работу, связанную с немалым риском. По 12 часов трудились под землей, бурили всухую. Полина Гуевская вспоминает: «Некогда было думать и рассуждать о трудностях, работали, насколько хватало сил, а иногда —и сверх возможного. Понимали — трудимся на благо Родины, вместе с фронтовиками отстаиваем ее свободу. Это и вдохновляло, это удваивало, утраивало наши силы».

Известные бурильщики рудника Иван Никифорович Кулаков, Павел Макарович Мирюк, Нуртаза Бейсембенов, Калия Аликбаев, Дементий Уваров и Кожагельды Архаров, ежемесячно выполняли задание от 150 до 225%. Шестнадцатилетним мальчишкой в разведочный отдел рудника «Джолымбет» пришел Сагидолла Нуржанов. Первое время работал разнорабочим по проходке канав. Затем освоил профессию бурильщика подземного разведочного бурения. По итогам Всесоюзного Социалистического соревнования коллектив, возглавляемый С. Нуржановым, неоднократно занимал призовые места. Его труд высоко оценили, наградив шахтера орденом Трудового Красного Знамени.

В 1944 году руднику Жолымбет было вручено переходящее Красное Знамя ВЦСПС и Наркомцветмета и присвоено звание «Лучший рудник золотоплатиновой промышленности СССР».  С 1941 по 1949 годы рудник возглавлял В. С. Синицкий, главным инженером был А. В. Мельников.

 В. С. Синицкий родился в 1912 году в Зерендинском районе, после Котуркульской школы начал работать в Степняке, а в 1933 21-летнего Синицкого назначили заместителем директора рудоуправления «Жолымбет». В 1937 г. он поступил во Всесоюзную промышленную академию, которую закончил в 1941 году. В ноябре того же года был назначен директором Жолымбетского рудоуправления, где проработал до апреля 1949 г., затем по июнь 1954 г. — управляющим трестом «Каззолото». В. С. Синицкий — Кавалер орденов Ленина и Трудового Красного Знамени, Заслуженный горняк республики.

Но закончилась война, началась мирная жизнь. Вот первоклассники 1946 года. Мне кажется или нет, но у них такие взрослые глаза…

Жолымбет фото

В послевоенные годы, несмотря на большие трудности развивалось и производство, и сам поселок. Началось строительство новой обогатительной фабрики с законченным циклом обогащения. В апреле 1949 года была введена в строй первая очередь тепловой электростанции на базе Первомайского угольного месторождения, которое находилось в 9 км от рудника.

Надо сказать, состав населения за годы войны изменился. Печальные обстоятельства забросили сюда людей разных национальностей. Здесь поселили немцев, высланных из Поволжья и других районов, много было корейцев, на тяжелых работах были задействованы пленные японцы. Они строили гражданские объекты, вели работы и на шахтах. Было в поселке немало и политических ссыльных. Люди грамотные и трудолюбивые, они внесли большой вклад в жизнь поселка и производства.

Их было много, назову только некоторых: главный энергетик рудника эстонец В. П. Пейзан, родители которого были высланы в Казахстан в начале 30. Среди любимых учителей 50-х годов было много немцев. На всю жизнь запомнили учащиеся 40 — 50 годов физика Давида Яковлевича Шауфлера, его сестру, Ольгу Яковлевну, которая вела химию. Оставили след в истории рудника П. П. Ни, Т. С. Ким.  Впрочем, тогда не думали о национальных различиях, жили дружно.

Надо сказать, в тресте продолжали заботиться о подготовке кадров, . В поселке работала школа рабочей молодежи, первым ее директором был  Тулеубай Ахметов. Особо заботились чтоб могли получить образование фронтовики. Среди них — Б. Нукушев. Он, получив среднее образование на руднике, поступил в милицейскую школу в Ташкенте, одна из его должностей —  заместитель директора комбината. Выпускник вечернего отделения Жолымбетской школы Б. Такиев стал педагогом

В 1949 году был сдан начатый еще до войны Дом культуры «Горняк».  Его строили пленные японцы.

Жолымбет Дом культуры

Он стал культурным центром поселка. И праздничные демонстрации проходили возле него.  Я нашла несколько его старых фото у Г. П. Николаенко и А. В. Антипова. На фото 1954 года перед Домом культуры стоят памятники Ленину и Сталину. После XX съезда в 1956 году памятник Сталину, как и везде, убрали. Говорят, вечером стоял, а утром шли на работу — уже не было.

Жолымбет в 50 — 60 -е годы

В начале 50-х годов была введена в строй 2-я очередь тепловой электростанции. В 1953 году была сдана обогатительная фабрика № 2, которая перерабатывала руды диоритовых зон по схеме полного цианистого процесса. Мощность фабрики составляла 106 тыс. т руды в год. В разное время начальниками обогатительных фабрик в Жолымбете работали А. Адаев, И. Я. Пунин, 3. Л. Попцова, С. С. Тихомиров, А. И. Ягоман, А. С. Ремезов, И. М. Семчук.

В это же время усиленно велись работы на Жолымбетском карьере, по проекту он должен был достичь глубины 115 м. Его начальником был назначен Н. П. Беспрозванный. Вот фамилии только некоторых работников карьера: экскаваторщики С. Никитченко, И. В. Губченко, Г. Исаев, слесарь А. Абитаева, бурильщики станка БУ-2 С. А. Какоткина, А. Такиева, К. Абитаева.

В середине 50-х годов добыча золота в Степняке прекратилась, и управление Каззолота переехало из Степняка в Жолымбет. Для него было  пленными японцами построено специальное здание. Внутри было, по тем временам, роскошно: паркет, ковровые дорожки. Работники треста: геологи, плановики, бухгалтера, проектировщики, — все они вносили свой вклад в золотодобычу.

Трест каззолото

Александр Владимирович Антипов прислал мне фотографию работников треста, правда, более позднего периода. На фото справа внизу второй его дед — Антипов Всеволод Кузьмич. Он работал в проектном отделе, ещё в Степняке и потом с трестом переехал в Жолымбет. Бабушка, Мельник Анна Степановна, тоже была сотрудником треста. А позднее стала озеленителем рудника. Практически все что было посажено в поселке, было её рук дело, в том числе парк возле клуба.

В 50-е годы стали больше думать об улучшении условий работы и жизни людей труда. Ни на шахтах, ни на фабриках тогда еще не было душевых, спецодежды, не говоря уже о быткомбинатах. Работа шахтера опасна из-за аварий, а еще существуют профессиональные заболевания, из которых наиболее распространенное — силикоз. Говорят, в 30-е годы о нем вообще не знали, а между тем, он уносил немало жизней. Считали, что это туберкулез. И лишь в 1949 году провели первый профосмотр, в ходе которого выявили по тресту 1015 человек больных и несколько тысяч, находящихся в категории риска.

В 1955 году в коллективный договор были включены положения об устройстве на шахтах Жолымбета трех быткомбинатов. На их строительстве каждый работник должен был отработать по 4 часа. В 60-х был построен профилакторий, где за год проходили лечение более 900 рабочих. В профилактории работало 22 медицинских работника под руководством главного врача Валентины Григорьевны Марченко.

Если прежде в поселке строили или бараки, или саманные домики, то в конце 50-х появились 2- и 3- этажные дома. «Акмолинская правда» от 25 мая 1958 г. писа­ла: «С каждым годом благоустраивается рудник Жолымбет. Не так давно на его территории среди приземистых построек возвышались только корпуса фабрики и двухэтажного клуба. Сейчас здесь растет целый ансамбль зданий, вытесняя карликовые домики. В прошлом году сданы в эксплуатацию два двадцатиквар­тирных жилых дома, заканчивается строительство двухэтажного дома. Широко ведется индивидуальное строительство. Для горня­ков и обогатителей в 1958 г. выделена ссуда в размере 0,5 млн руб. По плану капитального строительства на благоустройство поселка выделено 300 тыс. р., из них на озеленение — 200 тыс. руб. На 2,5 га посажены деревья, разбиты три сквера«.

Я нашла несколько фото старого Жолымбета у Г. П. Николаенко (Жбаковой) и в комментариях прочла ностальгические воспоминания , навеянные ими: о мороженом, которое покупали в киоске на площади, или шоколадках за 24 копейки. Их можно было получить, сдав 2 бутылки по 12 коп.

А сколько фильмов пересмотрели в кинотеатре! А. В. Антипов вспомнил любопытный факт, который взбудоражил жоломбетцев. В 1963 году вышел фильм «Три плюс два», он был очень популярен. Но в Жолымбете бурный интерес был вызван еще и тем, что житель поселка Василий Парамонов отдыхал на Черном море как раз в то время, когда там снимали фильм и попал в кадр, сидя на скамейке и читая газету. Справа на фото от А. Антипова — обычный дом, еще со всеми окнами. А машина — посмотрите какая!

В проекте, реконструкции горных работ, принятом 22 декабря 1960 г., кроме строительства 2 очереди обогатительной фабрики было предусмотрено строительство жилых домов, шко­лы-интерната, типовой больницы на 120 коек. Для этого была организована строительно-монтажная контора, начальником которой был назначен на правах заместителя начальника рудника А. Н. Чалышев. На строитель­стве работали 400 заключенных.

В начале 60- х  открылся первый детский сад — «Колокольчик«. Его заведующей долгие годы была Мария Васильевна Ковтун (на фото). Там были обычные группы и санаторная — для ослабленных детей.

Больница была построена в середине 60-х годов с детским инфекционным, хирургическими, туберкулезным отделениями, был роддом, поликлиника. Сначала главным врачом был Кожахметов,  а с 1972 года — Марченко.

В группе «Жолымбет» я нашла несколько фото медиков. В комментариях вспоминают Кулизу Хамзиевну, врача роддома, прекрасного хирурга Айтказы Касеновича Ракижанова. Он сам говорил что может оперировать любой орган, кроме глаз. Гинеколог Вера Ивановн Куда справлялась с самыми сложными родами.

Дом культуры

Мы помним, что Дом культуры был открыт в 1949 году, но до середины 50- х годов это было в основном место, где демонстрировались фильмы, проводились торжественные мероприятия и танцевальные вечера. О необходимости развивать творчество трудящихся задумались в середине 50-х годов. Говорят, что в этом немалая заслуга управляющего трестом «Каз­золото» В. С. Синицкого, и начальников рудника Жолымбет — П. А. Киженцева, В. И. Сливкина.

Но дело, думаю, не только в руководстве. Тяготы войны и послевоенных годов были преодолены, людям стало легче жить, в поселок приехали специалисты. Появилась возможность проводить досуг более творчески и разнообразно. Жалко, что мало фотографий жолымбетской самодеятельности. В ОК я нашла фото агитбригады, которая много раз побывала в окрестных селах. В поселке был и духовой оркестр, и эстрадный ансамбль. А. Антипов прислал фото отца, который играл в ансамбле.

Жолымбет фото

Духовые оркестры  в 50 — 60 годы… с ними шли на праздники, под них кружились пары на танцплощадке, и когда человека провожали в последний путь, над поселком звучала его печальная медь.

История духового оркестра связана с именем Александра Федоровича Шульца. Семья Шульцев приехала в поселок в 1950 году. Он сначала работал электрослесарем на подстанции, а в свободное время играл в оркестре в Дворце культуры. А, между тем, у Александра Федоровича было музыкальное образование, и играть он мог на любых инструментах: на кларнете, саксофоне, валторне, фортепиано и т д.  Он играл в оркестре в клубе, а когда открылась музыкальная школа, его пригласили преподавать.

Шульц А. Ф.

Галина Онищенко вспоминает еще одного музыканта — Георгия Яковлевича Шефера. Когда-то он попал в аварию и потерял зрение, но на школьных утренниках он аккомпанировал детям, когда они пели и танцевали.

Вот что писали о жолымбетской самодеятельности в газете «Целиноградский край» 15 февраля 1961 г.: «Любят хорошие песни, танцы, пьесы, стихи жители Жолымбета. Около 2000 рабочих, служащих занимаются в 35 кружках художественной самодеятельности. Настоящим центром самодеятельного искусства стал Дом культуры рудника. Второй год работает детский хор, руководимый преподавателем детской музыкальной школы Ю. П. Устименко. Большим успехом у слушателей пользуются песня «Широка ты Родная Россия» Б. Мокроусова. Регулярно выступает с новой программой танцевальный коллектив. Им руководит опытный балетмейстер И. Ф. Сорокина. В его репертуаре «Той бастар», «Венок Дуная», «Шахтерская полька» и др. Второй год работает в доме культуры эстрадный оркестр. Горняки поселка тепло встречают солистов оркестра инженера Владимира Петренко, проходчика шахты №6 Балташа Серикбаева, работницу химлаборатории Куляш Абишеву.

Заслуженным уважением у публики пользовался домбровый оркестр рудника Жолымбет под руководством техника-горняка Есмухана Абдрахманова. Бурными аплодисментами встречали в арию Кыз-Жибек из одноименной оперы Брусиловского в исполнении учительницы географии школы № 1 Утемисовой Елены Смагуловны«.

Горняки и обогатители поселка Жолымбет, затаив дыхание, слушали отрывок из поэмы «Василий Теркин» А. Твардовского в исполнении ветерана труда инженера-связиста В. Г. Парамонова«.

Конечно, в Жолымбете, как и везде, проходили смотры художественной самодеятельности. Каждое предприятие  готовила номера, организовывались хоры. Лучшие исполнители выступали на районных, областных концертах. Я прочитала, что выступление слесаря Жолымбетского автотранспортного цеха К. С. Абдрахманова с казахской народной песней «Шестнадцать девушек» и  мастера художественного слова В. Г. Парамонова прозвучали со сцены Республиканского оперного театра им. Абая.

А еще в клубе выступали артисты из Алматы и Москвы. Среди них были Ермек Серкебаев, Абай Байтогаев, Роза Багланова. Галина Карповна Онищенко вспоминала, что к ним приезжали Любовь Орлов, Николай Крючков, Валентина Серова, — звезды советского кино. А еще были гастроли артистов из Петропавловска. Во многом это была заслуга директора Дворца культуры Л. Балашова. Да, к ним же приезжал поэт Евгений Евтушенко, у него там тетя, Некрасова, жила. О Жолымбете у него есть стихотворение.

Заснул поселок Джеламбет,
в степи темнеющей затерянный,
и раздается лай затейливый,
неясно на какой предмет.
А мне исполнилось четырнадцать.
Передо мной стоит чернильница,
и я строчу,
строчу приподнято…
Перо, которым я пишу,
суровой ниткою примотано
к граненому карандашу.
Огни далекие дрожат…
Под закопченными овчинами
в обнимку с дюжими дивчинами
чернорабочие лежат.
Застыли тени рябоватые,
и, прислоненные к стене,
лопаты, чуть голубоватые,
устало дремлют в тишине.
О лампу бабочка колотится.
В окно глядит журавль колодезный,
и петухов я слышу пение
и выбегаю на крыльцо,
и, прыгая,
собака пегая
мне носом тычется в лицо.
И голоса,
и ночи таянье,
и звоны ведер,
и заря,
и вера сладкая и тайная,
что это все со мной не зря.  1957г.

Кстати, я наша в интернете еще одного литератора, связанного с Жолымбетом. Александр Павлович Поляков родился 19 ноября 1949 года в городе Степняке в семье строителя и врача. Детство и юность провел в  поселке Жолымбет и в Гатчине. Член Союза писателей России и Международного объединения кинематографистов славянских и православных народов. У него есть рассказ, навеянный детскими воспоминаниями о побеге заключенного, который можно прочесть пройдя по ссылке: https://www.stoletie.ru/lit_gostinaya/zholymbet_591.htm

А вот что писала о клубе в комментариях Галина Онищенко: «Я  помню  танцевальный кружок, руководила им Ирина Филипповна Сорокина, с такой высокой седой прической, полная была женщина, но какая-то легкая. Люсю Гаргат помню, такая веселая, энергичная. Там же танцевал и наш шанхайский Миша Атанов… А еще раньше, когда мы были совсем маленькие, в клубе был драмкружок, «артисты»  —   работники шахты, управления. Потом я клубе видела фотографии, они висели на стенах в фойе, сцены из сыгранных спектаклей, подписаны были, кто кого играет.»

Ирину Филипповну Сорокину вспоминают многие. Оказывается, она вела не только танцевальный, но руководила хором, ставила спектакли, а с 1958 по 1963 г. была худруком клуба.

Дом культуры продолжает работать. В 90-е годы из числа пенсионерок была организована казахская фольклорно-этническая группа, где активное участие принимают бывшие педагоги Е. Утемисова, Н. Кожахметова, Н. Сматова, пенсионерки-домохозяйки Б. Нурмагамбетова, Д. Оспанова, А. Жунусова, С. Жолтаева и др. Работал и семейный ансамбль Сулейменова, и казахский хор в составе 35 чел. Разнообразна и интересна программа русского хора Жолымбетского дома культуры. Я нашла несколько новогодних фото 2012 года.

Долымбет 2012

В 1946 году в Жолымбете работала одна профсоюзная библиотека, в ее фонде было всего 400 книг. После открытия клуба она разместилась на 2 этаже, в 1955 книг стало 17 000. А потом появилась городская, детская, техническая библиотеки, не говоря уже о школьных. Много лет проработала в городской библиотеке Мария Александровна Крошина. Более 30 лет заведовала городской библиотекой Валентина Алексадровна Шевченко. Не одному поколению жолымбетских детей привила любовь к чтению Анна Степановна Никитченко.

Ырысжан Олжабаевна Темирбулатова приехала в Жолымбет в 1978 году и для начала устроилась в библиотеку музыкальной школы. Директором ее тогда был Ковшаров. Потом перешла в профсоюзную библиотеку при клубе. Вспоминает, что директором ДК «Горняк» была Эльвира Карловна, а Борисенко Раиса Михайловна была методистом. Работали дружно, вместе проводили праздники. Когда ушла на пенсию А. С. Никитченко, Ырысжан Олжабаевна перешла в детскую библиотеку.

Школы

В Жолымбете работало в разное время 2 или 3 школы. Я по фотографиям пыталась разобраться, где какая и совсем запуталась. Пишут, что была одноэтажная школа, однажды в августе она сгорела. Мальчишки обрадовались было, но, оказалось, рано: пока строили школу, пришлось учиться в оставшейся в 3 смены. А заключенные вместо сгоревшей одноэтажной быстро построили двухэтажную, но теперь ее нет.

Попросила помощи у Галины Павловны Николаенко. Вот что она мне написала: «Была первая, школа на театральной, ее потом так назвали, когда построили кинотеатр. Была школа возле ДК, для начальных классов, и была школа одноэтажная, казахская, она сгорела. Потом построили новую двухэтажную школу около ДК, нас перевели сначала туда, а потом —  в первую школу«.  Я понимаю, что жолымбетские дети за годы учебы успевали поучиться в разных школах, так что не буду их делить. Вот несколько фото школ поселка.

Жлдымбет школы

Всегда ищу воспоминания об учителях. В комментариях больше всего писали о физике Давиде Яковлевиче Шауфлере. Валерий Маслиенко: «Давид Яковлевич был очень всесторонне образованным и культурным человеком. Такие в памяти остаются навсегда.» Александр Альхов вспоминает, что, когда им решили дать другого учителя, они долго бунтовали, срывали уроки, пока не добились своего, и им оставили любимого учителя до окончания школы. Химию преподавала его сестра, Ольга Яковлевна. Вот фото конца 50-х годов.

Жолымбет учителя

Ученики Павла Викторовича Ключевского знали математику отлично, и спустя много лет за минуту решали любую задачу, помогая своим детям. Александр Демплер вспоминает математика Нину Очировну и даже её отдельные уроки, например, «операции с дробями» в 5-ом классе и т.д. «Возможно, она и определила мой выбор профессии».

Г. П. Николаенко вспоминает учительницу русского языка Галину Викторовну Алексееву, физика и классную руководительницу Галину Ивановну Першакову, замечательного химика Екатерину Николаевну Добрынину. Кто-то здесь узнает своих учителей.

Жолымбет учителя

Александра Яковлевна Соловьева не только преподавала английский язык, но и руководила группой «Красные следопыты». Вот что пишет Г. П. Николаенко: «Мы знакомились с участниками ВОВ, живыми, с родственниками погибших, узнавали об их подвигах, где погибли, похоронены, вели переписку с пионерами тех мест, где находятся могилы погибших земляков. Так наша группа и вышла на Героя Советского Союза Федора Глинина, и потом школе присвоили его имя«.

Жолымбет школа

«А еще мы переписывались с пионерами из ГДР в то время, обменивались посылками, я изучала немецкий язык в школе, а другая группа изучала английский язык и также вела переписку, обязательно надо было подписываться на газету на немецком и английском языках. А еще мы писали письма своим потомкам, их замуровали в стенах школы и конечно школы уже давно нет и что с ними никто не знает

Вот еще одно выпускное фото 1963 года из ОК.

Торгын Хамитовна Капарова (Алиева) училась в 1 школе в 1965 по 1975 годы. Она вспоминает, что тогда в параллели было по 5 классов, и в каждом человек по 40. Ее первая учительница — Ольга Евстафьевна Дьякова.

С. Темирбулатова прислала  фотографию учителей Жолымбета — ветеранов труда. Здесь Мартемьянова А. А, Шевченко В. А., Парамонов, Никитченко А.  С., Соловьева А. Я., Дорогова Н. П.,Изотова Д. Г., Кожахметова Е. К., Шульгина А. Т.

В 60-е годы было построено здание школы- интерната, где жили старшеклассники из окрестных сел. Поначалу у них была своя школа, а потом учились в поселковых. Позднее вместо интерната в Жолымбете открыли детский дом. Сегодня там дом инвалидов. К сожалению, у меня пока нет информации  об этих учреждениях, только эти фото.

В поселке можно было получить не только среднее, но и средне-специальное образование, так как работали филиалы Целиноградского медучилища и Щучинского политехникума.

Щучинский политехникум

Эту фотографию я нашла в группе в ОК.

Спорт. Отдых 

А что было кроме занятий? В школе был спортивный зал.  И мои собеседницы вспоминали, как играли в волейбол, баскетбол.  60 — 70 годы были временем массового увлечения спортом. Спортсмены Жолымбета успешно выступали и в области. Не раз призовые места занимала волейбольная команда, которой руководил Г. Д. Зернов.

Хоккейная команда рудника Жолымбет, в основном составленная из учеников десятых и одиннадцатых классов, под руководством играющего тренера, механика шахты В. Г. Шавкина несколько раз была серебряным и бронзовым призером областных соревнований. Среди звезд жолымбетского хоккея были В. Дяжуров, Н. Яковлев, Б. Нуртаев.

Баскетбольная женская команда рудника, где играли Сулейменова Ш., Исламбекова Р., Ибраева Р., Костина Л., Айтжанова (тренер И. П. Казаков) не только побеждала на районных соревнованиях, но и  участвовала в соревнованиях зоны северных областей республики.

Бывший воспитанник внештатного тренера по тяжелой атлетике  В. А. Першакова  — Тобышев поступил в институт физкультуры г. Алма-Ата, а еще один его воспитанник Сергей Мельник — стал чемпионом Средне-Азиатского военного округа. За успехи в областных соревнованиях по шахматам горному мастеру рудника Джолымбет Д. С. Таганскому присвоен второй разряд.

А еще был пионерский лагерь возле Степняка для всех детей Каззолота.  Выделяли автобусы, колонну сопровождали гаишники. Большую часть стоимости путевки оплачивал профсоюз.

Для обеспечения обогатитель­ной фабрики водой на реке Ашилы-Айрык была построена плотина емкостью 3,0 млн кубометров воды. Она стала одним из любимых мест отдыха жителей поселка. Здесь купались, ловили рыбу, катались на лодках, гуляли, за плотиной были дачи. На ее берегу отмечали праздники: День металлурга, День молодежи, День шахтера. Ставили шатры, продавали выпечку. А у молодежи 60- х было такое экстремальное развлечение: залезть зимой на шаткий мостик черед отводной канал и раскачивать его. Выпускники ходили на плотину встречать рассвет. Сегодня там на Крещенье делают купель.

Виктор Александрович Шевченко рассказывал мне, что несколько лет назад некие деятели попытались в обход общественных слушаний приватизировать плотину, устроить там платную рыбалку, но жители отстояли ее.

Было еще одно любимое место для отдыха — пляж на Селете, неподалеку от старого села Еленовка в 40-50 км от Жолымбета. Его так и называли жолымбетским.

Воспоминания о Жолымбете 

О жизни поселка в 50- 60 годы мне рассказала Галина Карповна Онищенко. Не так часто люди умеют живо и интересно рассказывать о родных местах. Галина Карповна вложила в свой рассказ душу, за что я ей очень благодарна.

Их семья переехала в Жолымбет в 1947 году, когда отец вернулся с фронта. Как во многих горняцких поселках здесь были и Шанхай, и Соцгородок за карьером, а еще Фабрика — возле речки. Поселились в Шанхае. Купили небольшой домик. В 1953 году построили саманный дом. Ведь семья росла: кроме трех детей, рожденных до войны, в Жолымбете родилось еще трое. Все родственники помогали в строительстве. Вот несколько фото из семейного альбома Онищенко.

В Шанхае жили люди разных национальностей, было много ссыльных. Соседкой семьи Онищенко была очень интеллигентная женщина — Фелисата Ивановна Энгель. Удивительно мудрый человек, она мягко, ненавязчиво и взрослых, и детей учила быть внимательными друг к другу. Например, дни рождения в их семье не отмечали, родители просто не знали, что это надо делать. А Фелисата Ивановна обязательно приносила детям небольшие подарочки и книжки. У нее дома было много книг — детских, взрослых. Их можно было взять почитать. А еще Галя запомнила роскошные альбомы репродукций. Они  вместе рассматривали картины, девочка спрашивала, и бабушка объясняла ей что на них изображено. Это был совсем другой мир. Фелисата Ивановна устраивала дома елку на Новый год, и это было тоже удивительным событием. На елке горели лампочки, было очень красиво. Дети на  фото — ее внуки, а справа — Галя с куклой.

В Шанхае жил и Павел Викторович Ключевский, прекрасный математик. Какая судьба занесла его в поселок? Галина, проходя мимо, всегда удивлялась, какой у них аккуратный чистый двор, ни у кого такого не было. Он умер в Жолымбете. Она запомнила стихи на могиле Павла Викторовича:

Любите жизнь, покуда живы.
Меж ней и смертью только миг.
А там не будет ни крапивы,
Ни роз, ни пепельниц, ни книг.

Детские впечатления удивительно яркие, сохраняются на всю жизнь Галина Карповна вспоминает рядом с домом сопку и водокачку на бугорке. Недалеко были ямы, где брали глину на дома. Туда стекала вода, плавали гуси и утки.

Отец заведовал лесным складом. Галя любила ходить к нему на работу. Там были огромные бревна, а неподалеку — лесопилка, где было много душистых опилок и стружек. Дальше, на высокой сопке за оградой — обогатительная фабрика. Вокруг трава, так хорошо было ступать по ней… Если идти дальше, мимо карьера, то попадешь в Соцгородок, где жила старшая сестра. Сейчас все по-другому. Бугорка нет, теперь там шахта Центральная, и фабрика совсем другая.

Они жили на улице Мира. Перед их домом была большая поляна, где ребятня играла в вышибалу, прятки. Детей было очень много. Вот современное фото Шанхая.

Бегали на речку, там была насосная, которая подавала воду на фабрику. За рекой тоже был поселок, его звали Копай. Сейчас там уже пусто.

Было в Жолымбете еще одно замечательное место — отвалы.  Они были видны издалека при подъезде к посёлку. И эти рукотворные горы, появившиеся на горизонте, для всякого жителя были символом их малой родины. Детвора, несмотря на запреты взрослых, лазила по их склонам, а порой смельчаки скатывались вниз, сдирая коленки. Галя однажды зимой, отправившись к отцу на склад, решила съехать с крутого склона на санках. Поездка закончилась быстро: санки укатились вниз сами, девочка застряла в снегу. А сани выехали на дорогу прямо навстречу автобусу.

Жолымбет отвалы

Когда пришло время учиться, Галина пошла в «маленькую школу» —  одноэтажное здание за клубом. Ходить было не близко, а случались бураны… О первой учительнице, Екатерине Васильевне Немцевой, Галина Карповна вспоминает очень тепло. Она была добрая, проявляла много терпения, когда учила первоклассников выводить в тетрадях палочки, крючки, первые буквы. В начальных классах преподавала еще Дорогова Надежда Петровна, она потом жила в Степногорске. На фото — 2 «Б» класс Е. В. Немцовой.

Позднее построили рядом с Шанхаем новую школу с большими окнами актовым залом, мастерскими в подвале. Был в школе и буфет. Называлась она №1.  В 90-е годы ее переименовали в школу №3. Теперь ее уже нет. А первой стали называть новую, построенную в сторону Майской горки.

Была еще и вечерняя школа, недалеко от старой фабрики. Там учили взрослых, но порой и детские классы занимались, так как в школах места не хватало. В 5 по 8 классной руководительницей была учительница литературы Галина Викторовна Алексеева. Совсем молоденькая, она умела быть строгой, но никогда не унижала детей. Одно время она вела литературный кружок. Там читали стихи, отвечали на вопросы викторины. Вспомнила Галина Карповна и математика Нину Очировну Нахатову. Она очень доступно объясняла алгебраические формулы, и Галя тогда легко училась на 4 и 5. Географию вела Тамара Евстафьевна, очень серьезная. Когда она поднимала глаза, чтоб решить, кого вызвать к доске, класс замирал. Галина вспоминает, что у ее старшего брата была любимая учительница Галина Карповна Давыдова. И когда родилась сестренка, он настоял, чтоб ее назвали Галиной. Так в Жолымбете и жили 2 полные тезки. Вот фото Галины и ее одноклассниц, девочек 1968 года выпуска.

На Новый год украшали зал. У каждого класса было свое задание. Галина Карповна вспоминает, как Лидия Александровна Лонская, историк, тогда их классный руководитель, предложила сделать шторы на дверь из камыша. Солнечным морозным днем пошли на озерцо резать камыш. В школе стебли покрасили, получилось красиво. Вообще новогодние праздники вспоминаются как что-то волшебное. Интересно, что старшеклассники в школе встречали Новый год 31 декабря, и учителя были с ними.

Зимой недалеко от ДК заливали каток, играла музыка. А в сквере возле клуба В. Г. Парамонов организовывал игру в городки.

А вот воспоминание в стихах. В ОК я нашла стихи Г. П. Николаенко (Жбаковой), там много деталей, которые живо напомнят тем, кто рос в Жолымбете о далеких 60- х годах

Я помню детство в Жолымбете
Походы в степь за сопки,
Картошку, что пекли на кизяке,
Игру в асыки и картонные коробки.

В футбол арбузами играли,
На льдинах плавали весной,
Зимой в снегу ходы копали,
И лазали как будто под землей.

Купались в речке жаркими деньками,
И в лагере бывали иногда,
На кукурузнике и аннушке летали,
Аэропорт был хоть куда.

Все жили вместе, немцы, украинцы
Казахи, русские, корейцы дружною семьей,
Дарили просто так гостинцы,
Дружили искренне, с душой.

Я нашла у Галины Павловны несколько фотографий их семьи 

Жолымбет в 70 — 90 годы

В 70 — 80 годы на руднике Жолымбет росла производительность труда, появлялись более совершенные механизмы, которые делали труд шахтера более эффективным. Росло число рационализаторов среди ИТР и рабочих. За период с 1975 по 1990 каждый год регистрировалось 600 -700 предложений, экономический эффект которых составил 0,5 млн руб. в год. Назову лишь несколько имен рационализаторов: А. А. Шевченко, П. Н. Ни, В. Г. Шавкин, С. У. Сагандыков, А. П. Кулагин, В. Ф. Лонской.

В 1971 году бригадиру проходчиков шахты «Южная» Шакену Шайкеновичу Мукушеву было присвоено звание Героя Социалистического Труда, он стал единственным обладателем этого высокого звания в тресте. Каждый год его бригада из четырех человек выполняла план на 130-140 %.

Геологи треста занимались обстоятельными исследованиями основных месторождений и разработкой новой методики их переработки. Для этого в 1972 году была создана тематическая партия под руковод­ством старейшины золотой промышленности Геннадия Николаевича Шавкина, который с 1946 по 1971 г. работал главным геологом треста «Каззолото».  Он не только сам был ярким, талантливым геологом, но и сумел воспитать грамотных специалистов, таких как Шамар Хасенович Сулейменов.  В исследовательской работе тематической партии наряду с основной группой геологов-самое активное участие принимали главные специалисты рудников. Их труд был высоко оценен правительством Казахской ССР — Постановлением Совета Министров Казахской ССР от 13 июня 1990 г. присуждена премия Совета Министров Казахской ССР.

Именно в  те годы  Ш. Х Сулейменов  пригласил выпускников Московского геолого-разведочного института на работу в Каззолото. Тогда на рудник приехал Сергей Григорьевич Буханцов. В разные годы он работал председателем артели старателей Центральная, главным геологом рудника Жолымбет, главным геологом Казахалтын. Среди молодых геологов яркой фигурой был и Евгений Павлович Балашов. Он внес большой вклад в работу Каззолота. Был геологом, председателем старательской артели, в 90-е годы возглавлял рудник Жолымбет, закончил свою деятельность в должности генерального директора АО «Казахалтын».

Е. П. Балашов был  грамотным специалистом, умел организовать труд, повести за собой коллектив, и люди ему верили.

В 70-е годы в одном из бараков, где жили заключенные, открыли швейную фабрику. Ее директором был Степан Ульященко. Среди работников  мне назвали Лидию Юрьеву, Зинаиду Корниенко, Раису Ковалеву, Валентину Морозову, Калиму Исатаеву.  Там шили женские халаты и наволочки  а из остатков — мешочки для проб, которые брали в шахтах

Александр Антипов не жил в Жолымбете, но каждое лето приезжал туда к бабушке и дедушке из Степногорска, так что с поселком у него связаны самые светлые детские воспоминания. Он вспоминает, как любил хлеб, который пекли в пекарне, а в кулинарии делали вкусные бисквиты. Наверное, сделаны они были руками этих женщин.

Жолымбет

Тогда в Целиноград и Степногорск летали самолеты. Аэропорт был на окраине, в пристройке к управлению шахты. Там продавали билеты и взвешивали багаж. Занимался этим Иван Михайлович Гунько. Была в поселке и маленькая автостанция, откуда ходили пазики по степным дорогам в Степногорск и другие места. Александру запомнилось, что поселок был зеленый, ухоженный, и все знали друг друга.

Детские садики -«Березка», «Аленушка» были открыты еще в 60-е годы, а вот несколько фото 70 — 80-х годов.

Жолымбет садики

В 70-е годы в центре заасфальтировали улицы и сделали уличное освещение, в дома провели центральное отопление. А вот еще несколько фото школьников этого времени.

О Жолымбете 80 — 90 годов мне рассказал Виктор Александрович Шевченко. Фамилию Шевченко каждый житель Жолымбета знает еще с 50-х годов. Именно тогда после института прибыли на работу в шахтерский поселок Александр Мефодьевич и Белла Викторовна Шевченко. Вместе с ними приехали родители — Мефодий Андреевич и Елена Леонидовна. Отец пошел работать механиком на строившуюся обогатительную фабрику рудника Жолымбет, а Елена Леонидовна, прошла все ступени роста в химлаборатории и ушла на пенсию в 80 лет с должности заведующей. Говорят, работа там была поставлена на высоком уровне.

Александр Мефодьевич Шевченко работал начальником производственного отдела, главным инженером, начальником рудника, а в 1975 году был назначен директором горно-обогатительного комбината «Каззолото». Сыновья — Юрий и Виктор продолжили семейную традицию. Оба закончили Красноярский институт цветных металлов, вернулись в Жолымбет.

Виктор Александрович Шевченко после института поначалу попал в Целинный горно-химический комбинат, в Заозерный. Год работал проходчиком на уране, а потом решил вернуться в Жолымбет. Начинал горным мастером, затем начальником третьего участка на шахте «Центральная», работал главным инженером, а потом директором рудника. Живет там и сегодня.

Как раз в 1981 году молодой инженер В. А. Шевченко вернулся в родной поселок. Каким он его нашел? Дела на руднике шли хорошо. Было стабильное производство, грамотно организованный труд, работали сильные бригадиры, люди старой закалки: М. Нугеров, В. Савош, Моисеев и др.

Жолымбет шахтеры

Что делалось тогда для улучшения жизни людей? Продолжали благоустраивать поселок: асфальтировали улицы, делались ливневки, занимались ремонтом жилого фонда. Были построены очистные сооружения, одни из лучших в области. Строительство велось хозспособом, то есть у каждого участка, производства был свой объект. Рудник закупал материалы, а работники строили сами. Выделялись путевки для отдыха, например, в боровской зоне. Замечу в скобках: Ырысжан Олжабаевна Темирбулатова рассказывала, что они с мужем ездили по профсоюзной туристической путевке в Германию.

Но к началу 90-х годов на руднике стал ощущаться дефицит кадров. Молодежь уезжала в более благоустроенные города. Приходилось приглашать вахтовиков.

Очень ударила по поселку авария, которая произошла в декабре 1995 года. Наверное,  все кто жил в тогда наших краях, помнят этот ужасный буран, который унес более 100 жизней. Вот что мне написал Артем Владимирович Гаргат, который  жил в Жолымбете с 1995 по 1998 годы: » 22 декабря 1995 года (это была пятница), на последнем вечернем рейсе автобуса я благополучно приехал из Целинограда в Жолымбет, а назавтра начался сильный буран. Порывы ветра достигали 40 метров в секунду, упало две опоры линии электропередачи (ЛЭП) из Степногорска, в результате прекратилось электроснабжение поселка. Остановилась не только котельная, но и насосная водоснабжения на артезианских скважинах.

Начиная с  конца декабря 1995 года и практически весь январь 1996 года проводились работы по отогреву теплотрасс, но, так как стояли тридцатиградусные морозы,  никого положительного результата это не дало. Кроме того, в тот период, были веерные отключения от электроэнергии. Электричество давали по несколько часов в сутки. В трехэтажках на ул. Кирова, как в прочем и в других домах, отсутствовало не только водоснабжение, отопление, но и канализация замерзала. Единственное что работало, то это проводная телефонная связь, и то только внутри поселка. Да, еще спасало то, что был газ в баллонах, хоть как-то можно было приготовить горячую еду. Действительно, ставили «буржуйки», но не все могли это сделать, по разным причинам. Некоторые даже дома печи устраивали, чтобы обогреть помещение.»

Виктор Александрович   Шевченко рассказывал, что  тогда неделями не выходил из котельной, но сделать ничего не смогли. Не только лопнули старенькие котлы, но рухнула крыша.  Вслед за котлами полопались трубы теплотрассы. Рудник заказал буржуйки, стали завозить уголь для отопления, старались помогать людям.

Когда развалился Советский Союз, и забота о поселке была возложена на акиматы, жилой фонд стал дряхлеть, ведь поначалу у местных властей не было никаких средств. Многие жоломбетцы, приезжая на родину, с грустью видят унылые пейзажи, где все приходит в упадок.

У старых работников болит душа не только за поселок, но и за производство. Виктор Александрович вспоминает, какие высокие требования были прежде к чистоте и качеству выемки. В Жолымбете жилы с более высоким содержание золота разрабатывались особенно тщательно. Сейчас построили большие обогатительные фабрики. Если раньше фабрика работала на 300 тыс т. руды в год, то теперь — 2, 5 млн т. И к качеству руды особых требований нет, пусть 1 г на тонну, — лишь бы загрузить фабрику. Для этого на карьере работает мощная техника. Правда, обратная сторона такой ударной работы — постоянно появляющиеся трещины в жилых домах, которые люди не успевают заделывать.

Виктор Александрович говорит, все это ведет к тому, что жизнь шахт, а, значит, и поселка намного сокращается. Если при прежних темпах месторождение могло работать лет 10, то при современном размахе — значительно меньше.

Правда, сейчас появилась возможность немного заняться благоустройством. Выделяются средства из бюджета, помогает и Казахалтын. Читаю у Б. С. Джусуповой, начальника отдела строительства проекта «Жолымбет», что в последние годы отремонтировали спортзал, делают ремонт больницы, восстановили освещение центральной улицы, там же положили асфальт, устроили детские площадки. Казахалтын -Tehnology выделил поселку 50 контейнеров для мусора и машину для его вывоза стоимостью 16 млн тенге. Как бы они не разроились

В поселке работают 2 школы. Я прочла в интернете, что Жолымбет удивляет обилием на дорогах мототранспорта, квадроциклов и электросамокатов. И еще- что там много мамочек с колясками. Пишут, что в поселке: есть ясли-сад, три школы, врачебная амбулатория, Дом культуры. За счет средств инвестора проведен капитальный ремонт фасада яслей-сада «Ботагоз», который посещают 140 детей. На средства компании в местной врачебной амбулатории сделали ремонт, приобрели машину скорой помощи, а в единственном в поселке стоматологическом кабинете установили новое современное оборудование.  Две вокальные группы — «Алтын дан» и «Вдохновение» — являются брендом Жолымбета. Бабушки из этих вокальных групп занимают призовые места на творческих конкурсах. Вот несколько фото из интернета современного Жолымбета.

Так что жизнь продолжается. Но это уже другая история, а для старых жоломбетцев, самым любимым останется поселок их детства и юности.

Если вы захотите поделиться своими воспоминаниями, пишите в комментариях, тогда рассказ о Жолымбете будет более полным. Для этого надо просто ввести имя, почтовый адрес (можно вымышленный) и текст комментария.

Поселок Жолымбет. Здесь добывают золото: 16 комментариев

  1. Здравствуйте Наталья. Действительно на старых картах есть могила Жолымбета ( на карте она Джарымбет ). Километров 15 на юго запад от Искры ( сейчас Кына , а в то время урочище Кна ) в сторону рудника Жолымбет.
    Если нужен фрагмент карты с могилой — отправлю на почту.

  2. Да, спасибо, будет очень хорошо. У вас ведь есть моя почта?

  3. Мне попалось, что ГРБ сокращенно геолого-разведочное бюро. Но это не точно)))

  4. Спасибо, я думала тоже, что это что-то связанное с геологами

  5. Спасибо, Наталья! Вы упомянули и моего отца, Тихомирова Степана Сергеевича. Я горжусь своим Жолымбетом и земляками!

  6. Спасибо Наталья, за такой рассказ! Вы упомянули и моего отца Нуржанова Сағидоллу,его не стало два года назад, в возрасте 90 лет. Он говорил, что прожил очень тяжёлую жизнь, но счастливую, так как очень любил свою работу, это сейчас редкость.

  7. Пляж в исчезнувшей Еленовке ( она же Нецветаевка ) тоже нравился , когда проживал в Искре . Часто ездили туда с друзьями . Фото скину Вам Наталья , если нужно , с тамошней разрушенной Николаевской церковью — миссионерским станом . Хотя она должна быть уже в сети .
    А еще в Жолымбете были у меня друзья-радиолюбители . Приезжали ко мне в Искру в гости . Должны помнить «Альпиниста» ( мой позывной ).

  8. Спасибо, церковь у меня есть

  9. Спасибо Вам большое за этот замечательный исторический рассказ о моей Родине, любимом посёлке городского типа (так он во время моей юности назывался) Жолымбете. Это просто шедевр!Лица любимых учителей,жителей рудника,фотографии родного поселка: всё до боли знакомо и близко. На фото 1941 года,1-ый выпуск школы,моя мамочка: Тынная Екатерина Макаровна.Она проживала в Жолымбете с его основания до 2000 года,и работала всю жизнь радистом на комбинате «Каззолото». А на фото 1972 года есть и я, это в вокальной группе,вторая слева. И в агитбригаде, рядом с Бартелем,а ниже преподаватель по классу фортепиано Юрий Павлович Устименко.Столько добрых воспоминаний Вы мне доставили! Благодарю от души!

  10. Благодарю автора за статью! И хочу спросить, почему в ней не упомянут мой дедушка Куцевалов Михаил Савельевич — ветеран Великой Отечественной Войны, орденоносец, почетный работник рудника, и его старшие дочери, которые посвятили свою жизнь воспитанию молодого поколения Жолымбета — обучению школьников — Куцевалова Екатерина Михайловна, за что и была награждена орденом Трудового Красного Знамени и Куцевалова Вера Михайловна — воспитатель детского сада «Берёзка».

    Моё детство прошло в Жолымбете. Каждое лето моя мама — Куцевалова Елена Михайловна — младшая из 7 детей дедушки Миши — будучи уже заместителем начальника ОРСа СФТИ Министерства атомной энергетики — летала вместе со мной из далёкой Абхазии в родной Жолымбет.

    Все дети дедушки получили Высшее и средне — техническое образование. Об этом человеке много очерков и статей было написано в издательствах Казахстана. Он был достойным сыном своей родины, и я буду благодарна, если память о нем останется в строках Вашей статьи.

    Еще раз благодарю Вас за публикацию о месте, на которое несомненно стоит обратить внимание!

  11. Если бы вы прислали мне несколько фото, где есть ваши близкие,сведения о вашем дедушке, я вставила бы их в свой материал

  12. Конечно! Спасибо, Наталья! Куда мне отправить информацию?

  13. Моя мама Сорокина Ирина з30 Филипповна долгие годы была худ.руком клуба, с 1958 по 1963 г. Она была не только хореографом, но и хормейстером, ставила прекрасные пьесы. А папа Сорокин Иван Алексеевич был главным механиком треста Каззолото где — то с 30 до 60 г. Дружил с Парамоновым В.Г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *