Музей ботайской культуры возле Борового

Ботайская культура жилища

О ботайской культуре стало известно сравнительно недавно. В 1980 году экспедиция Северо-Казахстанского университета под руководством Виктора Федоровича Зайберта проводила археологические изыскания на берегу реки Иман-Бурлук, притока Ишима. Тогда было обнаружено городище времен энеолита (4 -3 тысячелетия до н. э.), которое назвали Ботай по имени селенья, располагавшегося рядом. Там были найдены  десятки тысяч изделий из глины, камня, множество костей лошадей.  Причем ученые собрали факты для доказательства, что эти животные были не просто добычей охотников — они уже тогда жили вместе с человеком. Сам по себе факт столь древнего одомашнивания лошади в местах, где мы живем, представляет большой интерес. Считается, что это произошло в 3700 — 3500 годах до н. э. В 2018 году неподалеку от Борового по инициативе В. Ф. Зайберта была сделана реконструкция древних жилищ, теперь все желающие могут приехать на экскурсию в Музей ботайской культуры и погрузиться в древнейшую историю, знакомясь с бытом людей, живших на территории нашей страны 5 тысяч лет назад.

Музейный комплекс представляет собой 7 строений, соединенных переходами. Для строительства дома сначала выкапывали круглую яму глубиной 1,5 — 2 метра, ее обкладывали глиной, которую для прочности армировали костями лошадей. А потом из бревен выкладывали купол.

Музей Ботайской культуры ы

Мне было интересно, как удалось восстановить строения, построенные из дерева еще во времена египетских пирамид. Наш гид, Рауан Ризабекович Ержанов, сам неоднократный участник археологических экспедиций, рассказал нам, что, когда делали зачистку площадки, было видно, как лежали бревна, а при снятии каждого нового слоя опять фиксировали их положение. Так постепенно определили, как было создано все сооружение. Мне, правда, все равно непонятно, неужели дерево сохранилось? Хотя, я слышала выступление В. Ф. Зайберта, где он говорил, что сохранности предметов способствовало то, что они долго находились в плотном слое глины без доступа кислорода. А, может, сохранились отпечатки в глине? А еще он же говорил, что на реконструкцию строений у них ушло 14 лет. Сначала построили дом, смотрели, как он разрушается, как выглядела потом площадка и сравнивали с тем, что обнаружили при раскопках.
В каждом помещении, куда мы попадали по темным проходам, Рауан Ризабекович знакомил нас с новыми сторонами жизни древних ботайцев. В витринах лежали каменные орудия труда, на полках — керамика.

Экскурсовод сказал нам, что настоящие сосуды находятся в Петропавловском историко-краеведческом музее, а перед нами копии. Зато каменные орудия — подлинные. В своей статье о первом археологическом сезоне В. Ф. Зайберт писал: «Находки шли одна за другой; вместе с наконечниками копий, стрел, дротиков, костяными ножами, дисковидными изделиями, обломками глиняной посуды было найдено огромное количество костей лошадей… В течение первой недели извлекли из земли 40 тысяч предметов». Первый сезон на Ботае завершился в октябре. Судя по количеству находок и толщине культурного слоя, археологи утверждают, что люди здесь жили несколько столетий.  Я подумала, что в Казахстане не так много населенных пунктов с такой длинной историей.

В ботайских жилищах жили большие семьи или роды. По самому длинному и низкому коридору мы прошли в комнату главы рода. Там мы увидели интересный экспонат: копию черепа (подлинник опять же в Петропавловске) со следами трепанации. Причем операция была сделана мальчику, и он с этой дыркой еще долго жил. Я и раньше читала, что в древности инки, египтяне такие операции делали. Оказалось, черепа с отверстиями находили в разных частях света. Причем смертность в неолите во врем таких операций составляла всего около 10%. Позднее, в эпоху бронзы и железа показатели стали ниже. Во время Первой мировой войны смертность от повреждений
черепа достигала 80 %.  Вот вам и дикие древние люди! Правда, в энеолите оперировали большей частью здоровых, а на войне совсем другие условия. Я нашла в интернете книгу М. Медниковой «Трепанации в древнем мире и культ головы». Там много интересных фактов. Можно пройти по ссылке.

Неясно, конечно, как люди каменного века умудрялись делать операции, которые сегодня далеко не в всякий врач сделает. Но еще большая загадка — зачем?  Один вариант ответа — в лечебных целях. Я читала, что в Древней Ирландии, если ребенок рождался больным, мать сама дырочку сверлила. Считалось, хорошо от эпилепсии помогает. Но предполагают, что чаще это была часть обряда инициации, когда мальчики, пройдя через сложные испытания, признавались мужчинами.

А ещё  в книге приводится кусочек из книги Филипа Пулмана «Северное сияние»: «Вы знаете, что тартары делают дырки в голове у людей?
— Конечно. Тысячи лет уже делают. В Тунгусской кампании
мы захватили живьем пять тартар, и у троих были дырки в черепе. У одного даже две.
— Они и друг другу их делают?

— А как же! Сперва надрезают кожу по кругу на голове, чтобы поднять лоскут и открыть череп. Потом вырезают кружок из черепа, очень аккуратно, чтобы не задеть мозг, потом зашивают кожу.
-Я думала, они делают это с врагами!
— Ну что ты! Это большая привилегия. Чтобы боги могли с
ними говорить».

Рауан Ризабекович озвучил  любопытную версию, что путем трепанации  определенных участков головы можно усилить способности к предсказаниям и другим действиям шаманов. Дальше мы прошли в удаленное помещение, где жил шаман.  Эти люди не привлекались к участию в повседневной жизни рода, но их роль в жизни людей была очень велика.

В последнем помещении нам рассказывали о главной фишке ботайской культуры —  древнем одомашнивании или, выражаясь научным языком, доместикации лошади. Если судить по количеству костей, найденных при раскопках, в наших степях паслись огромные стада лошадей. Ученые считают, что в это были животные, которых мы сегодня знаем, как лошадей Пржевальского. Каким образом археологи могут определить, что данные народы не просто охотились на лошадей, а приручили и одомашнили их? Для этого надо доказать, что люди употребляли в пищу не только мясо лошадей, но и молоко, а также ездили верхом.

Важным доказательством идеи В. Зайберта стало то, что, коренные зубы некоторых лошадей из Ботая были стерты, а, значит уже придумали удила, необходимые для верховой езды. Многие археологи в мире согласны, что использовать сбрую и удила придумали именно в ботайской культуре. Первые следы удил датируются примерно 3500 гг. до н. э.

Алан Аутрам, зооархеолог из Эксетерского университета в Англии обнаружил на глиняных черепках из Ботая следы кобыльего молока. Вот что он пишет: «Доисторическая керамика, которая обычно не глазуруется, поглощает много пищи, которая в ней содержится. Жир часто удивительно хорошо сохраняется на протяжении тысячелетий, потому что он не подвергается химическому воздействию или бактериальной атаке в почве». Кроме того, есть некоторые причины считать, что коней держали в загонах, то есть они жили с человеком.

Надо сказать, находки экспедиции В. Зайберта вызвали в мире огромный интерес к проблеме одомашнивания лошади, хотя далеко не все согласны, что ботайцы были первыми. Одни говорят что лошадь впервые приручили на Северном Кавказе, другие — в Черноморско-Каспийских степях. Ботайские лошади не стали прародителями современных лошадей, это определяется на уровне генетического анализа. Очевидно, этих животных одомашнивали не раз и в разных районах.

Доместикация лошади стала революцией в человеческой истории. Если всех других животных использовали только в пищу, то лошадь стала первым звеном в цепочке коммуникаций. Ведь возможности человека осваивать большие пространства, налаживать контакты с другими племенами во много раз увеличились благодаря лошади. И вплоть до XIX века именно эти прекрасные животные являлись основным видом транспорта во многих странах Земли. Поэтому очень интересно узнать, что наши древние земляки были причастны к этой великой транспортной революции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *