Архитекторы XX века — Корбюзье, Нимейер, Райт и другие

Архитектура XX века резко отличалась от предшествующих эпох. Это было вызвано, в первую очередь, тем, что возникли новые материалы, позволявшие создавать необычные строительные конструкции. Революционным стало изобретение Жозефом Монье железобетона в 1867 году. Очень активно в градостроительстве использовались металл и стекло. Не зря здания последнего столетия определяют словами «из стекла и бетона». Надо сказать, на архитектуру повлияли и социальные изменения в обществе. Она стала более демократичной, потому что теперь занималась не только дворцами для богачей, но и жильем для людей среднего достатка. Дома из новых материалов были дешевле каменных и строились гораздо быстрее. Архитекторы XX века стремилась к простоте как зданий, так и интерьеров. Как ни странно, такой минимализм дал невиданные возможности для создания непохожих стилей, неповторимых индивидуальных проектов, которые знают во всем мире. Среди выдающихся архитекторов XX — XXI веков называют Ле Корбюзье, Райта, Гропиуса, Миса, Нимейера, Фостера, Хадид и других.

Наведите курсор на нужную вам строку содержания, и вы попадете в соответствующий раздел.

Содержание

    1. Вальтер Гропиус, первый директор Баухауза, основатель функционализма
    2. Людвиг Мис «Меньше — значит больше»
    3. Фрэнк Ллойд Райт и его органическая архитектура
    4. Ле Корбюзье и 5 отправных точек современной архитектуры
    5. Оскар Нимейер: «красота — это самое важное»
    6. Заха Хадид — первая женщина на архитектурном Олимпе
    7. Норман Фостер — создатель хай-тека

Надо сказать, уже в XIX веке строились сооружения, предвосхитившие современное искусство. Так, Эйфелева башня, металлическая конструкция, возведенная в 1889 к открытию Всемирной выставки, очень возмущала современников, зато сегодня это наиболее узнаваемая парижская достопримечательность.

А еще раньше в 1851 году для первой Всемирной выставки в Лондоне был построен Хрустальный дворец из больших листов стекла и металлических балок. Дворец был возведен всего за 8 месяцев, стоило сооружение сравнительно недорого, а, между тем, это было самое большое здание в мире.

Вальтер Гропиус, первый директор Баухауза, основатель функционализма 

Но настоящая революция в архитектуре произошла после окончания Первой Мировой войны. Ее основные черты складывались, в частности, в Высшей школе строительства и художественного конструированияБаухауз, которая открылась в Веймаре в 1919 году. Там занимались дизайном, прикладным искусством. Возглавлял школу Вальтер Гропиус (1883 — 1969). Он считал своей задачей воспитывать свободных, творческих людей, которые умеют изобретать и делать своими руками все: от лепки глиняных горшков до строительства домов. Молодые люди в туниках казались жителям города странными, и в 1923 году правительство земли Тюрингия попросило директора познакомить общественность с итогами обучения.

Была организована выставка, где самым обсуждаемым экспонатом был дом Хаус-амХорн, который спроектировал студент- дизайнер Георг Мухе. Собственно, придумал он дом для своей семьи, но товарищам проект понравился, и он стал сначала выставочным экспонатом, а потом и памятником культуры «ЮНЕСКО. Впрочем, в создании дома участвовала большая команда студентов, которые проектировали все: от мебели до дверных ручек.

Там не было ничего лишнего, но жить было удобно: в центре — гостиная, вокруг — несколько комнат. В детской мебель состояла из модулей, из которых можно было создавать разные конструкции, что важно для развития творческого начала у детей. Предметом особой заботы была кухня со встроенными шкафами. Наши, кухни, конечно, современнее, но их общей бабушкой была та — из Хаус-ам-Хорна.

Нельзя сказать, что дом всем понравился. Одно из его прозвищ — «кофейная мельница» намекало на простую архитектуру. Наверное, многие не оценили голые стены и грубоватую мебель. Хотя, насмотревшись на шкафы «Икеи», мы воспринимает ее формы как должное. Дом воплотил главные идеи Баухауза: он был удобен, экологичен и сделан из недорогих материалов. Для бедной послевоенной Германии все это было очень важно. Достаточно сказать, что его отопление стоило вдвое меньше, чем в традиционном доме. ХаусамХорн считают первым архитектурным сооружением модернизма.

В 1926 году школа переехала в Дессау-Тёртен. Там по проекту Гропиуса всего за год был построен комплекс зданий школы Баухауз, ставший ярким образцом модернизма. В нем были не только мастерские и классные комнаты, но и актовый и обеденный зал для студентов, комнаты для жилья, прачечные и ванные комнаты.

В Дессау-Тёртен Гропиус спроектировал целые улицы, состоящие из недорогих одинаковых домиков с определенным уровнем комфорта. Он писал: «Каждый взрослый человек должен иметь отдельную комнату, какой бы маленькой она ни была! Максимум света, солнца и воздуха для всех жилищ!». Эта забота об удобстве жизни даже в недорогих жилищах характерна для всего творчества Гропиуса.

Создатель школы ушел из нее в 1928 году, чтоб заниматься собственными архитектурными проектами в области массового жилищного строительства. После победы партии Гитлера Гропиус в 1934 году переехал в Англию, а в 1937 — в США. В Америке Гропиус стал профессором Гарварда. Он будет проектировать фабричные здания, рабочие поселки и т д.

Дом, для себя, который он построил вскоре после переезда, вызвал большой интерес. В нем соединились черты местной архитектуры с идеями модернизма.

Дом словно собран из кубиков со стеклянными панелями и большими окнами, с плоской крышей и террасой. Говорят, именно Гропиус первым заасфальтировал крыши, чтоб по ним можно было гулять. Очень скоро в Америке появился множество подобных домов.

В 1944 году Вальтер Гропиус стал гражданином США. Он открыл в Бостоне самое влиятельное в мире архитектурное бюро «The Architects Collaborative», где будут работать его бывшие ученики из Гарварда. Архитектор будет заниматься проектированием промышленных зданий так, чтобы всем было достаточно света, пространства, комфорта. После войны будет много работать и на родине.

Искусствоведы считают Вальтера Гропиуса основателем функционализма.

Людвиг Мис «Меньше — значит больше»

Людвига Миса ван дер Роэ (1886 — 1969) называют одним из самых влиятельных архитекторов XX века. Его здания во многом определяют образы Нью-Йорка и Чикаго. Любопытно, что у великого архитектора не было высшего образования.

Он начинал работать в самом начале ХХ века в мастерской Петера Беренса, которого считают пионером промышленного дизайна и основоположником конструктивизма. В 1913 Мис открыл собственное проектное бюро и для солидности добавил к фамилии Мис аристократическую приставку ван дер и фамилию матери Роэ. Дальше началась война, стало не до архитектуры, а в 20-е годы настало время архитекторов-новаторов. В 1921 году Мис предложил проект небоскреба, но в послевоенной Германии нужны были обычные жилые дома. Так что небоскребами он займется лет через 30.

А пока он принимает участие в проектировании поселка Вайсенхоф. Главной фишкой проекта трехэтажного дома, который он представил, станет свободная планировка. Зафиксированы были только лестничные пролеты, кухни, санузлы. А перегородки между комнатами были подвижными и могли устанавливаться в зависимости от желания хозяев. Надо сказать, в домах Вайсенхофа живут до сих пор. Свободная планировка станет фирменным приемом Миса.

В 1929 году он создал проект павильона Германии на Всемирной выставке в Барселоне. Строгий минимализм: каркас из стали, стены из стекла, оникса. Никаких украшений, кроме красоты самих материалов, да еще водоема, в котором отражается здание. Оно выглядит очень легким, потому что опорами служили металлические конструкции, а не стены. Это тоже станет особенностью его проектов.

На выставке в Барселоне был представлен и его дизайнерский проект, получивший название Кресло Barcelona, которое и сегодня можно встретить в интерьерах. Сделано оно было как стилизованный трон для короля Испании, который должен был посетить выставку.

Функциональность в то время еще будет интересовать Миса. Кстати, ведь он тоже успел поработать директором Баухауза с 1930 по 1933 годы. Потом школу закрыли, а он, как и многие другие преподаватели, эмигрировал в США. Там его уже знали, пригласили стать директором Иллинойского технологического института и, конечно, он занялся архитектурными проектами.

Надо сказать, в Америке творческий стиль Миса изменился. Его все меньше интересует функциональность, привлекает красота геометрических форм и материалов. Если в Германии архитектор еще использовал кирпич, то теперь его здания построены из огромных листов стекла и стали.

Его афоризм «Меньше — значит больше» (Less is more) становится принципом интернационального стиля. Долой особенности местных культур, любые украшения. Здание должно представлять куб, цилиндр, параллелепипед. Никакого дерева и камня — только бетон, стекло, стальные конструкции. Конечно, сплошное застекление давало много света. Но, наверное, это хорошо для офисов, а для жилья?

Было много споров о Стеклянном доме, который он построил для своей приятельницы, хирурга из Чикаго Эдит Фарнсуорт. Она хотела чего-то необычного и получила загородный дом со стеклянными стенами. Он, кажется, парит в воздухе. 8 железных опор, выкрашенных в белый цвет, поддерживают потолок и пол, поднимающийся над землей (на случай разлива реки).  Внутри это единое пространство 23 на 10 метров, дом совершенно прозрачен, только санузел скрыт за фанерными щитами.

Заказчица была недовольна. Ей не понравилась цена, наверное, идея жить в аквариуме ее тоже не привлекала. Они даже судились. Мис больше не строил малоэтажных частных домов. Но Фарнсуорт-хауз стал одной из икон архитектуры модернизма, он объявлен памятником архитектуры. Сейчас там музей.

Теперь архитектор берется за многоэтажные жилые дома. Когда в 1949 году по его проекту началось строительство двух 26 -этажных зданий в Чикаго, это не вызвало восторга, говорят, трудно было добыть деньги, так как проект казался слишком экстремальным. Основой здания была стальная конструкция, на которую навешивались стеклянные стены. Он называл это «кости и кожа». Причем секции собирались на заводе, а на строительной площадке закреплялись на металлическом основании.

Архитектор хотел, чтобы металлический каркас здания был виден. Но в случае пожара металл начал бы плавиться, поэтому при строительстве конструкции по стандарту покрывались специальным бетоном. Чтобы показать «кости», Мис накладывает поверх бетона полосовую сталь. Удобно ли там было жить? Говорят, жители мучились от жары. Но шторы вешать нельзя, чтоб не портить вид здания. Правда, у всех были одинаковые жалюзи.

После этого проекта у архитектора было много заказов от компаний, считавших небоскребы от Миса хорошей рекламой. В 1954 году он построил 38-этажный параллелепипед в Нью-Йорке для канадской компании «Сигрем и сын», которая занималась всего лишь перегонкой спирта. В этом проекте архитектор поверх бетона установил бронзовые решетки. На это ушло 1500 тонн бронзы. Бронзовая отделка, дымчатые окна сделали этот дом роскошным. Он стал самым дорогим небоскребом своего времени. Высотные здания Миса произвели революцию в архитектуре. Стеклянные многоэтажные офисы стали появляться в разных частях света.

Фрэнк Ллойд Райт и его органическая архитектура

 Как ни странно, в Америке, стране небоскребов из стекла и бетона, Американский институт архитекторов назвал «величайшим американским архитектором всех времен» Фрэнка Райта (1867-1959). А он проектировал в основном невысокие дома, построенные из природных материалов или, в крайнем случае, их удачной имитации.

Райт, как и Мис не получил высшего архитектурного образования. Проучившись 2 года на факультете гражданского строительства, он начал работать в архитектурных фирмах, в частности, «Адлер и Салливан», глава которой Луис Салливан считается отцом небоскребов. В самом деле, именно он создал концепцию высотного здания. Райт утверждал, что учитель очень повлиял на него,

Но когда через 6 лет он покинул фирму «Адлер и Салливан», и стал заниматься тем, что ему нравилось, то начал проектировать малоэтажные дома с невысокими  или вовсе плоскими крышами, выходящими далеко за пределы периметра дома и множеством окон, образующих почти непрерывную ленту остекления.  Он назвал это «Стилем прерий», считая, что преобладание горизонтальных линий повторяет в здании красоту американских равнин. «Стиль прерий» характерен для первого периода его творчества (1900–1915 г.).

Вообще Райт считал, что дома должны становиться составной частью природы. Он писал: «Здание должно не выделяться из пейзажа, а вырастать из него подобно растению и гармонично сочетаться с окружением, как если бы сама природа создала его«. Архитектор предпочитал природные материалы и избегал излишней декоративности. За первое десятилетий XX века Райт построил около 50 домов в Стиле прерий. В 1911 году архитектор создал дом для себя — резиденцию Талиесин, которая является ярким примером этого стиля.

https://sun9-2.userapi.com/impg/ZuzSch1iL3DK1ddFDum-49MlzF4QcjizkJEihQ/FvA2Yegx4mw.jpg?size=960x720&quality=95&sign=7448fb84b4e02ad9036ad37c796157b9&type=album

Надо сказать, его здания были оригинальны не только снаружи, но и внутри. Архитектор не любил перегородок, как он их называл, «клеток», поэтому весь первый этаж — большое пространство с выделенными зонами. В этом доме в 1914 году произошла трагедия: была убита его жена и ее дети, а дом сгорел. Райт его дважды восстанавливал.

В 1916 году архитектор приехал в Японию и остался там на 5 лет, спроектировав 14 зданий. Надо сказать, как и многие его современники, архитектор увлекался японским искусством, и, глядя на его строения «Стиля прерий», нередко вспоминаешь японские храмы, которые состоят из нескольких блоков, каждый со своей крышей. Конечно, мастеру было близко и умение японцев соединять архитектуру с природой.

Самой известной его работой в Японии стал отель Imperial. В строительстве его Райт учел сейсмическую активность местности и создал здание, способное устоять при сильном землетрясении.

После возвращения из Японии он какое-то время жил в Калифорнии. Там в 1923 году о Райт построил Дом «Миниатюра» в Пасадене. Здесь он оригинально использовал бетонные блоки.  Они были полые. так что могли «насаживаться» на металлические стержни. А снаружи украшались орнаментом. В 30 годы он построит несколько десятков домов в этом стиле, который он называл «текстильным».

https://sun9-60.userapi.com/impg/rc7dENjFMogiUvGA68UurJpwvWDInbdaaojGdQ/iar1NbI7ho0.jpg?size=960x720&quality=95&sign=e6078a7377c06acb2e48895c2b264b26&type=album

В 1939 году архитектор завершил одно из своих самых известных строений — «Дом над водопадом», расположенный в живописном месте под названием Медвежий ручей. Железобетонное основание, на котором держится здание, прикреплено к скалам. И конструкция из нескольких террас парит над естественным водопадом, который словно является ее архитектурным продолжением. С террас открывался прекрасный вид, хотя сырость от близости к воде вряд ли нравилась владельцам. Сегодня «Дом над водопадом» называют «лучшим и непревзойдённым произведением национальной архитектуры».

У Райта все постройки были уникальными, потому что каждая соответствовала ландшафту, среди которого она возводилась, будь то прерии, горы, пустыни, а также природным материалам, которые там преобладали. Так Дом Роз Пойзон, в Аризоне словно служит продолжением каменистой пустыни.

В 30-е годы Райт спроектировал более 40 домов для людей с невысоким достатком, так называемых юсонианских зданий (usonian house). В таких домах было несколько небольших личных комнат, а большую часть времени члены семьи проводили в большой комнате, соединявшей функции гостиной, столовой и кухни. В эпоху небоскребов Райт мечтал о целых городах, застроенных такими домами.

В 1935 году, во время Великой депрессии он представил проект Акрогорода.  Архитектор полагал, что если жители получат 1 акр (40 соток) земли, где они построят небольшой дом, смогут обрабатывать землю, то в условиях кризиса смогут выжить. Великие архитекторы были и великими мечтателями.

Впрочем, среди его проектов есть многоэтажные здания. Башня Прайс-Тауэр в штате Оклахома была построена по заказу местной нефтяной компании. Сам автор назвал ее «деревом, сбежавшим из многолюдного леса».  В самом деле, конструкция здания строилась вокруг «ствола» — лифтовых шахт. А внешние стены здания, отделанные листами меди, которая при окислении зеленеет, должны были ассоциироваться с листьями. Таким образом, даже в городском здании Райт делал отсылки к естественной природе.

В 1943 году Райт получил заказ на проектирование музея Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке, знаменитого собрания современной живописи. Работа заняла 15 лет. Здание имеет сходство с вавилонским ступенчатым зиккуратом, плавно поднимающимся вверх. А внутри напоминает раковину. Зрители, поднимаясь по пандусу, переходят от одной картины к другой. Поначалу это вызывало много критики, здание сравнивали со стиральной машиной и даже гигантским унитазом. Но теперь его относят к величайшим произведениям архитектуры XX века. Так случалось со многими произведений великого архитектора. Нередко заказчики были поначалу недовольны. По достоинству оценили Райта лишь в эпоху постмодернизма.

Ле Корбюзье́ и его 5 отправных точек современной архитектуры 

Настоящее имя Ле Корбюзье было Шарль-Эдуа́р Жаннере́-Гри (1887- 1965). Именно так его звали, когда он в 1900 году начал изучать прикладное искусство в швейцарском городе Шо-де-Фон, был стажером-чертежником в Париже, вместе с Людвигом Мис ван Дер Роэ и Вальтером Гропиусом в 1910 стажировался у Петера Беренса под Берлином, познакомился с Браком и Пикассо, увлекся кубизмом. И только в 1920 году, заведуя архитектурным отделом в парижском журнале «Эспри Нуво», стал подписывать свои статьи по имени своего деда по материнской линии Лекорбезье. Именно там он опубликовал свои «Пять отправных точек современной архитектуры», которые определяли особенности его авторского стиля.

Ле Корбюзье

Надо сказать, и ленточное остекление, и свободная планировка и плоские крыши уже были до Корбюзье. Но он создал из этих элементов систему и последовательно начал строить, основываясь на ней.  Уже в 20-е архитектор проектирует виллы для богатых людей по своим правилам, в частности, одну из самых знаменитых — виллу Савой в 1929 году.

Впрочем, в 20-е годы Корбюзье, как и других архитекторов интересовала актуальная в послевоенные годы проблема — возведение недорогого жилья.  Архитектор к тому времени уже сформулировал требования к архитектуре, которая внешне представляет простые геометрические фигуры, а внутреннее пространство — «машину для жилья». Никаких изысков, все должно быть просто и функционально. Именно тогда стала воплощаться в жизнь идея стандартного жилья. Корбюзье писал: «надо повсеместно внедрить дух серийности, серийного домостроения, утвердить понятие дома как промышленного изделия массового производства». Идея имеет плюсы и минусы: однообразные дома не украсили города, но зато дали возможность строить много дешевого жилья. В 1925 году по проекту Корбюзье для выставки в Париже был построен павильон «Эспри Нуво, » это была квартира на 2-х уровнях.

Корбюзье

В конце 20- х годов по проекту Корбюзье в Москве строилось здание Центросоюза. Он победил в конкурсе на строительство этого офиса на 2000 рабочих мест, где, кроме того, были клуб гимнастический зал, столовая, библиотека, мастерские и склады. Ле Корбюзье был не только архитектором-практиком. Он писал книги по архитектуре, организовывал международные конгрессы СIAM. Его популярность в мире могла сравниться только с известностью кинозвезд или политиков.

Архитектор всегда мечтал строить не только дома, но и целые города. В 1922 на Парижском «Осеннем Салоне» он представил макет «Лучезарноого города» («La ville radieuse»). В городе могло жить 3 млн человек, и автор был уверен, что жители получат все блага цивилизации: отдельную квартиру, достаточно света и воздуха.

В 20-е годы Корбюзье создал проект реконструкции Парижа — «План Вуазен». Для его осуществления надо было снести значительную часть построек в бедных районах города. Дома должны были стоять просторно и занимать 5% всей площади, а остальное — скверы, пешеходные зоны. Проекты не были осуществлены, но оказали влияние на градостроительство XX века.

Архитектору удалось принять участие в реальном масштабном градостроительном проекте. Город в Северной Индии — Чандигарх построили с нуля за пять лет (1951–1956) по проекту Ле Корбюзье и его кузена Пьера Жаннере. Этот город-миллионник и сейчас остается одним из самых удобных и чистых в Индии.

В 50-е годы Корбюзье отходит от строгого минимализма. Его здания украшены яркими прямоугольниками, напоминающими живопись Мондриана. Он строит храмы и монастыри. Среди его работ — огромные жилые комплексы, из которых самый известный Марсельский блок или жилая единица. Это 17-этажноге здание, расположенное посреди бульвара. Там 337 квартир, которые соединяются «внутренними улицами», коридорами, по среднему можно попасть в магазины, сервисные центры, расположенные здесь же.

Музей Хайди Вебера (центр Ле Корбюзье) в Цюрихе — последняя работа мастера. Детали стальной крыши были изготовлены на заводе. На месте ее собрали и подняли на высоту 9 метров.

Отношение к творчеству Ле Корбюзье всегда было неоднозначным. Он был самым известным архитектором мира XX века. А кто-то назвал его «самым великим и самым… нелюбимым зодчим века». Но нельзя не согласиться с утверждением: «Корбюзье задал тон целому поколению, целой эпохе». Он не просто создавал проекты, но и мечтал о более комфортной и справедливой жизни для всех.

Оскар Нимейер: «красота — это самое важное»

Оскар Нимейер (1907 — 2012) родился в обеспеченной бразильской семье, закончил престижный колледж, но всю свою долгую жизнь был убежденным коммунистом. Его проект Штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке, был самым лучшим, но въезд в эту страну десятилетиями был для него закрыт из-за его взглядов. Как и другие его современники, Нимейер работал с бетоном, металлом и стеклом, некоторое время был помощником Корбюзье, считал его своим учителем, но, в противоположность ему, утверждал, что главное — не функциональность, а красота и прямым линиям всегда предпочитал изогнутые.

Ему было всего 40 лет, когда он получил работу, о которой мечтали бы все архитекторы: начал создавать с нуля новую столицу Бразилии —  город Бразилиа Генеральный план разработал Лусио Косте. Если смотреть на города из космоса, он похож на птицу или самолет. Нимейер создавал проекты главных зданий. За создание Кафедрального собора Девы Марии в 1988 году он был удостоен высшей награды в архитектуре — Притцкеровской премии.

Нимейер

Благодаря работам в Бразилиа архитектор получил всемирную славу, а город объявлен Всемирным наследием ЮНЕСКО. В 1953 году Нимейер для себя построил дом Каноас, сейчас там музей его памяти.  Металлические стойки, стеклянны стены — это уже было у Миса и Корбюзье, а причудливо изгибающаяся крыша — это его стиль. Рядом с домом большой валун, часть которого находится внутри.

Он жил здесь до 1965 года, а потом ему пришлось эмигрировать из страны: в Бразилии произошел военный переворот, и за свои коммунистические взгляды архитектор мог попасть в тюрьму. 21 год Нимейер жил в эмиграции во Франции, создавая проекты для разных стран мира. Как и другие современники, Нимейер не ограничивался архитектурой, он разрабатывал мебель, тоже необычной изогнутой формы.

Находясь вдали от Бразилии, он готов был работать для нее бесплатно, так он не требовал денег за проект Аэропорта. Но правительство не захотело сотрудничать с человеком коммунистических убеждений.

Нимейеру была отпущена долгая жизнь. После падения диктатуры в 1985 году он вернулся на родину и плодотворно работал до самой смерти, не дожив немного до 106 лет.

О. Нимейер

Ему было 99 лет, когда он создал Музей современного искусства в Рио-де-Жанейро. Архитектор считал это самым грандиозным своим строением. С его обзорной площадки виден океан. На вопросы о необычной форме Нимейер ответил: «Летающая тарелка, пролетавшая когда-то над городом, так была восхищена красотой этих мест, что приземлилась и решила навсегда здесь остаться, положив начало Музею». Про него шутили: не пришелец ли он? Думали, это последняя работа мастера.

Но через 6 лет было построено здание Музея Нимейера. Оно стоит на высоком постаменте. Диаметр трехэтажного купола 50 м. Среди прозвищ, данных ему наиболее популярны «Всевидящее око» или «глаз Оскара». Днем в нем отражается небо, а ночью он светится изнутри.

Телевизионная башня стала последней работой архитектора. Она возвышается на 182 метра, а внутри есть обсерватория, ресторан, художественная галерея.

Заха Хадид — первая женщина на архитектурном Олимпе

Заха Хадид (1950 — 2016) родилась в Багдаде. И хотя ее семья была обеспеченной, все же немало преград надо было преодолеть мусульманке из Ирака, чтоб не только получить совсем не женскую профессию, но и стать одной из самых ярких фигур в архитектурном мире на грани XX и XXI веков. Она училась в Бейруте, потом в Лондоне. Ей было трудно еще и потому, что все ее проекты, начиная со студенческих, были очень необычными. Она предлагала перевернутый небоскреб или отель-мост над Темзой. Ее проекты получали призы на конкурсах, но давать деньги для очень странных зданий не решались.

Первым реализованным проектом Захи Хадид стало здание пожарной части «Витра» (1994) в Германии. напоминающее самолет. Как и в других ее ранних работах здесь прямые линии, острые углы. Она не скрывает, что большое влияние на нее оказали художники русского авангарда — Малевич и Кандинский Такой же брутальный дизайн у Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати, первого выигранного ею проекта. После открытия музея в 2003 году ее проекты становятся востребованными. А в 2004 она получает Притцкеровскую премию, самую престижную награду в архитектуре.

Ее Горный музей с террасой, нависающей над пропастью — это уже какая-то экстремальная архитектура. В более поздних проектах Захи Хадид линии становятся более плавными. Таков Культурный центр Гейдара Алиева в Баку. В 2014 году за него она получила премию “Дизайн года”. Для активной работы ей было отпущено совсем немного времени — менее двух десятилетий. Поэтому многие ее постройки были закончены уже после смерти автора. Так, жилой комплекс на Манхэттене был завершен лишь в 2018 году. В столице Саудовской Аравии Эр-Рияде в 2017 был построен Студенческий исследовательский центр. Фантастическое здание, похожее на оригами или пчелиные соты включает компьютерный центр, библиотеку, конференц-зал и даже помещение для молитв.

Для Чемпионата мира по футболу в Катаре Заха Хадид спроектировала стадион «Аль-Джануба». Важным условием было наличие раздвижной крыши, способной защитить болельщиков от солнца и пыльных бурь. Есть несколько работ архитектора и в России. Среди них —  коттедж в подмосковной Барвихе для миллиардера Доронина. Проект тоже был реализован после ее смерти, в точном соответствии с ее идеями, хотя, как обычно, поначалу казалось, что осуществить его невозможно. Самая высокая точка поднимается над землей на 36 м.

Норман Фостер — создатель хай-тека

Норман Фостер (1935) — человек, сделавший себя сам. Мальчик из бедной семьи в Манчестере, он в 16 лет пошел работать, не мечтая о высшем образовании. Но интерес к архитектуре был так велик, что все свободное время он читал специальную литературу. А когда устроился менеджером в архитектурную компанию и показал свои чертежи, ему посоветовали сделать архитектуру своей специальностью. В 21 год Норман выиграл стипендию на обучение в США.  После окончания Йельского университета вернулся в Англию и вместе с друзьями основал «Бюро четвертых».

В то время молодых архитекторов увлекли идеи русского архитектора и инженера Владимира Шухова, который стал первым применять металлические сетчатые оболочки в своих сооружениях. Позднее эта идея станет основой хай-тека, фирменного стиля Фостера.

Известность Фостер получил в начале 70-х, построив здание Willis Building. Хозяева страховой компании хотели, чтоб их сотрудники эффективно работали, чувствуя себя комфортно. Архитектор предложил здание со стенами из темного стекла, садом и бассейном на крыше и с большими открытыми офисными пространствами. Надо сказать, проектируя здания, Фостер особое внимание уделяет рациональному освещению, вентиляции и обогреву, что делает их экологичными и экономичными в эксплуатации.

Среди знаменитых проектов мастера — 65-этажная Штаб-квартира Коммерцбанка во Франкфурте с прекрасными зимними садами. Футбольный стадион «Уэмбли» с раздвижной крышей в Лондоне был закончен в 2007 году. Он вмещает 90 тысяч зрителей. Его легко узнать по металлической арке, которая поднимается на 133 м и поддерживает крышу.

Но, пожалуй, самое узнаваемое здание Фостера — небоскреб Мэри-Экс с «фирменной» сетчатой оболочкой. Его еще зовут «дом-огурец», и он появился в центре Лондона в 2004 году.  Там тоже тщательно спланированная вентиляция, освещение, множество растений, благодаря чему небоскреб считается одним из самых экологичных зданий в мире. А еще говорят, это самое дорогое здание Великобритании.

В «Сити-холле» , которое ироничные англичане назвали «стеклянным яйцом» расположена мэрия Лондона. Здание не очень сочетается с Тауэрским мостом, но архитектор, верный принципам экономии, считает, что форма яйца дает больше солнечного света нижним этажам. По этой же причине сооружение наклонено. Охлаждается Сити-холл за счет холодных подземных вод, которые поступают через специальные скважины. Так что везде сплошная экономия, хотя есть мнение, что она не так уж велика, а служащие жалуются и на холод и на жару.

Для Астаны Фостер спроектировал 3 здания: Пирамиду, Хан-Шатыр, Библиотеку первого Президента.  Конструкция Торгово-развлекательного центра Хан-Шатыр, построенного в 2010 году, держится, как настоящий шатер, на 380 стальных тросах весом до 2,5 тонн каждый. Сверху — энергосберегающий купол, образованный 836 подушками из особого пластика. Каждая состоит из трех слоев пленки, а внутри — воздух. Шатер хорошо пропускает солнечный свет. На 6 здания этажах находятся магазины, рестораны, а на верхнем —  аквапарк с пляжем и бассейном с искусственными волнами.

Библиотеку первого Президента называют «глаз». Обращенная к небу крыша состоит из солнечных батарей, таким образом, здание отчасти обеспечивает себя электроэнергией, что опять в духе экологичных строений Фостера.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *